Большая жизнь короля

Золотой век человечества

Мои Телевизоры

Американцы на Луне

Цензура против Интернета



100 лет Компьенского перемирия

ArmisticeТак получилось, что история как наука у меня прочно ассоциируется с историей войн. Я понимаю что это неправильно, но поделать ничего не могу, прошито прочно. Если и заходит речь о каком-то времени, то сразу начинаю прикидывать кто с кем тогда воевал. А потом уже всё остальное. Возможно это следствие советского образования, там 90% содержания школьных учебников истории составляло описание войн, бунтов, восстаний. Только в новой и новейшей акцент смещался на описание революций, хотя часто эти революции были не менее кровавые чем войны. Однако со временем, меня стали мало интересовать какие-то стандартные факты что обычно излагаются, видимо накопилось некое критическое количество информации которое меня удовлетворило, но я, насколько это возможно, старался ставить себя на место людей участвующих в тех войнах что меня интересуют. О чем они думали, что ими двигало? Что заставляло их делать то, что они делали? И Великая Война 100-летие окончание которой мы отмечаем в эти дни, выступает очень хорошим примером для исследований.

Говорят, что люди в психологическом плане мало поменялись, сотня лет не срок и всё такое. Четыре поколения всего. Но смотрите, какая штука. В августе 1914 объявили мобилизацию. Во всех основных странах-участниках в первые месяцы народ буквально ломал двери призывных пунктов, даже выносили столы на улицы, иначе там разнесли бы всё. Очереди иногда были больше километра, кино- и фотофакты сохранились. Помните, как Хитлер писал что «мы больше всего боялись что опоздаем на войну и победу одержат без нас» и он явно не врал. Все спешили. Записывались целыми спортивными командами, университетскими группами, офисами. Вот пришел старый профессор лекцию читать, а в аудитории никого – все записались на войну. И так было во всех городах – от мелких до крупных. Какой запал! И это при фактически единственном средстве пропаганды – газетах. Вы представляете себе – какая должна сейчас начаться гипотетическая война, чтобы в первый же день без всяких повесток и приглашений на сборные пункты пришли бы сотни тысяч? У меня представить не получается при очень богатом воображении. Вот вам и «другая психология». Почему вдруг массы пришли в такое резкое шевеление – вот тот вопрос который меня интересовал.

Здесь в забавную ловушку попадала советская историография, во всяком случае, та ее часть, которая предназначалась для широких народных масс. Помните, как у нас в учебниках объясняли героизм «советского народа» в 1941-45 гг.? Писали, что люди защищали не какие-то абстрактные вещи, а свои заводы, свои поля, свои города, свои леса, так как всё в стране этим самым людям и принадлежало. Завоевание революции. Защищали своё, народное. И армия была не какая-то там, а тоже народная. Знал советский человек за что воюет! За свое, кровное! Можно было, конечно, задать вопросы типа «а что защищали в 1812-м?» Барские поля? Дворянские вотчины? Дворцы князей? Заводы промышленников? Лабазы купцов? Но защищали же! И миллионами в плен не сдавались и на сторону французов не переходили. Вот ведь какая штука! Но вопросов никто не задавал. У нас вообще вопросы не задавали, за исключением тех, которые были заранее придуманы и продуманы, заранее утверждены где надо и на которые заранее был готов ответ. Тоже продуманный, утверждённый и отрепетированный. И самое страшное, то, что 99, 99% не задавало эти вопросы даже самим себе.

Эти же советские учебники, объясняли упорство с каким сопротивлялись немцы до последнего дня «дурманом фашистской пропаганды». Загадили Гитлер с Геббельсом мозги людям. Обычным немецким рабочим. Вот слушали бы рабочие Тельмана и Клару Цеткин, такого бы не было! Аналогично антисоветские элементы объясняли упорство Красной армии. Коммунистическим фанатизмом. Отчасти это правда: пропагандистские машины в СССР и Рейхе работали качественно, там уже были не только газеты, но и кино, радио, школьные программы, центры подготовки («детские лагеря» и пр.), курсы политруков. Другое дело, что двигала она те вещи, которые хорошо ложились на сознание тогдашних масс. То есть массам скармливали то, что они хотели есть. Вкусные продукты. При Брежневе в пропаганду вваливали в десятки раз больше ресурсов чем при Сталине, но эффект был нулевым. Даже отрицательным. Потому что народ изменился, а пропаганда молотила по-старому. Вот ее и начали воспринимать наоборот.
Итак, согласно теории Карла Маркса, которой в СССР объясняли всё – от восстанья Спартака, убийства Ленского Онегиным, утопления собачки Муму, и до всех войн и социально-опасных явлений типа проституции и преступности, национализм и патриотизм придумали буржуи чтобы держать массы в подчинении, точно так же как еще раньше для этих целей были придуманы религии. Даже термин был такой — «буржуазный национализм». Вот действительно, что делить нищему крестьянину Гансу из Тюрингии и нищему крестьянину Жаку из Бургундии? Они друг другу никак не мешают жить. А вот буржуям есть что делить: земли, ресурсы, сферы влияния, рынки сбыта. Для этого они устраивают войны, еще и наживаются на военных заказах. Но поскольку сами воевать никогда не идут, то им нужно мобилизовать массы и заставить их воевать с полной отдачей за свои интересы. Сделать это чисто силовым путем, как делали в древнем мире, проблематично и неэффективно. Особенно при тотальной мобилизации всех ресурсов. Следовательно, надо придумать национализм и патриотизм, чтобы люди, всё имущество которых помещается в одном маленьком чемоданчике, без колебаний шли убивать кого прикажут и были готовы в любой момент быть убитыми. За бесплатно. За пайку. Миллионами. Пока их семьи голодают в тылу. И сидели при этом в окопной грязи, не мылись месяцами, медленно пожираясь вшами. Но! При том, что Маркс чисто логически вроде и прав, когда пришел день «Д» даже левые и марксистские европейские партии вняли не его концепту, а буржуям. Марксизм обломился уже в первые дни войны, когда депутаты входившие во Второй Интернационал и представлявшие рабочие партии и профсоюзы с общим членством в 11 млн. человек, хором проголосовали в своих парламентах за военные ассигнования, то есть фактически за тотальную войну. А рабочие массы ринулись на призывные участки. Сами. Без приглашения. Ленин в Швейцарии яростно орал со страниц своих многочисленных газетенок проклиная всё и всех, после чего Второй Интернационал был распущен. Но дело было сделано. Единственное что ему удаться, так это вывести из войны Россию через три с половиной года. Потом, уже во время Второй Мировой войны будет распущен и Третий Коммунистический Интернационал, Коминтерн. По тем же причинам. Пролетарии, наплевав на теории Карла Маркса, предпочли массово уничтожать друг друга под знаменами своих стран, из которой одна – СССР – уж точно не была буржуазной, а еще одна как и СССР называлась «социалистической». Буржуйская модель оказалась годной и работающей. Показавшей эффективность. Следовательно, она соответствовала врожденным биологическим установкам, которые буржуи уж никак не могли придумать несмотря на всё их циничное коварство.

gazeta2Вопрос только как буржуи в начале ХХ века довели массы до такого состояния? Неужели крестьяне, заводские рабочие, мелкие ремесленники, составлявшие 90% всех участников той войны, сидящие по своим норам и не видевшие ничего, годами непрерывно и профессионально обрабатывались в нужном направлении? Очевидно, что нет. Что же тогда заставляло этих людей у которых по сути и не было-то ничего, которые работали от зари до зари, часто никогда не покидали свою местность, в течении четырех лет идти в бессмысленные самоубийственные атаки на отлично укрепленные позиции, дышать ядовитым газом и даже не думать как-то «спетлять» от этой явно не нужной для них бойни. И главное – за что? Ведь в самом удачном раскладе, гипотетический Франсуа или Фриц вернулись бы просто целыми домой и продолжали бы влачить свое жалкое существование понимая как им невероятно повезло, ведь половина знакомых и родственников по мужской линии осталась в земле, а вторая половина вернулась калеками. В то время как все буржуи остались целые и при своих деньгах. Королям повезло меньше – три крупнейшие континентальные монархии рассыпались с какой-то невероятной легкостью, но сколько тех королей? Поэтому дело тут совсем даже не в буржуях. Ни до чего они не доводили и никакого буржуазного национализма нет. Маркс как обычно врал. Подгонял практику под выдуманную от безделья теорию.
Что же заставляло делать толпу то, что она делала? Страх перед собственными властями? Может быть. Но это совсем не главный аргумент. Если боевой дух низкий – никаким страхом его не перебьешь. Это было продемонстрировано в России в 1917 когда народ миллионами повалил с фронта. Дезертировал. Хотя дезертиров отлавливали и расстреливали. Кого могли. Да и в первые месяцы после 22 июня 1941 г. тоже.
Первая Мировая война – была последней войной которую можно назвать средневековой по духу. Это была последняя война где на топ-уровне доминировали монархи и феодалы. Более того, Британской, Германской и Российской Империями управляли близкие родственники, фактически двоюродные братья. Все это знали и всем это казалось совершенно нормальным. Потому что для средневекового сознания это нормально. Это была последняя война, где генеральский корпус всех основных участников (кроме республик – Франции и САСШ) в значительной степени состоял из людей с длинными дворянскими родословными. Кто читал книги по истории знает, что там постоянно перед фамилиями стоят титулы «лорд», «граф», «барон», «князь». То есть притом, что война была принципиально новая по видам вооружений, воевали в ней «старые» люди. С другой психологией, одной из главных черт которой была безусловная преданность монарху от генерала до последнего бомжа. Исключением как бы выглядит республиканская Франция, но республикой она «опять» стала в 1870 году, не так давно, оттого сознание масс кардинально измениться не могло. Таким образом, это была последняя война в которой люди были готовы воевать за королей без всяких оговорок. Практически все эти люди были убиты, во всяком случае, тот слой получил такой удар, после которого уже нельзя было восстановиться, тем более что при переходе к городской цивилизации рождаемость упала в разы. Ну а точку поставила Вторая Мировая война, которая по сути была второй серией, продолжением Первой войны. Вторым актом после 20 летнего антракта. Там уже воевали не за монархов, то есть формально «божьих помазанников», а за вполне светских вождей которые олицетворяли некую идею. За Фюрера, за Великого Кормчего, за Дуче, за Кондукатора. А вот за президентов уже никто воевать не хотел вообще, оттого Польша и Франция превосходившие вместе Германию в военном плане, спокойно слились за 30-40 дней.

gazeta1Именно поэтому я считаю что никакой «большой войны» в том смысле в каком ее «ожидают» не будет. Биологическая, экономическая, социальная и ментальная база закончилась. Чтобы это ощутить более глубоко, перенесите реалии той войны на сегодняшний день. Я совершенно не представляю себе как современная Франция смогла бы мобилизовать миллион человек. Миллион! А она тогда мобилизовала за четыре года гораздо больше. Легко и без напряга. Хватило бы у них полиции чтобы затащить миллион на сборные пункты и удерживать там? Иначе ведь разбегутся. Разъедутся на гиробордах и моноколесах дымя электронными сигаретами под музыку из портативных бумбоксов. В 1914 в Англии (которая вообще не подвергалась никакому нападению) в армию подали заявки три миллиона добровольцев. Три миллиона! А были еще канадцы, австралийцы, новозеландцы. То есть потомки тех, кого репрессировали англичане. И эти люди, жившие в отличных условиях среди великолепных ландшафтов пачками записывались добровольцами в армию чтобы поехать на другой конец земли и стать пушечным мясом при штурме Галлиполли или задохнуться глотнув хлора на какой-нибудь Сомме. Можно ли представить такое сейчас? Ответьте себе на вопрос, вот что такое должно произойти чтобы вы прямо бегом добровольно поперлись на призывной пункт, а если вас отошьют по причине зрения в минус восемь, плоскостопья, хромоты, трех грыж, внутричерепного давления, язвы, отсутствия половины зубов, камней во всех органах и хронического алкоголизма, начали бы неистово возмущаться такой дикой несправедливостью. Вот вам и другая психология. Или что должно произойти чтобы вы добровольно побежали записываться в полк отправляемый на другой бок земли чтобы там подышать (несколько секунд) ядовитым газом о остаться вечно молодым в братской могиле? Теоретически пару миллионов может мобилизовать Америка. Или вот может ли Россия одним махом мобилизовать 5 миллионов? Притом, что ее население сейчас примерно такое же как тогда у РИ (Николай II мобилизовал 12 миллионов). Или Германия (население такое же, как при Кайзере). Во Франции был мобилизован 71% мужского населения от 18 до 60 лет. 7 из 10. Даже если мы предположим что такие толпы всё-таки удалось мобилизовать, обмундировать, вооружить, накормить, разместить, то как заставить их сражаться годами и с массовыми потерями? Какую нужно врубить пропаганду? Пропаганду чего? Вы думаете советская армия начала наступать или по крайней мере прекратила отступать только после того как Сталин придумал заградотряды? Ничего подобного. Для такого фронта никаких заградотрядов бы не хватило. 4000 км заградотрядов! Нужны были другие мотивации и их нашли. Точнее, Гитлер сам сделал всё что нужно.
Как там Наполеон говорил: «сражение не состоялось по причине отсутствия желающих сражаться». Так и в нашем случае. Не бросался бы этот современный французский миллион на немецкие укрепрайоны с десятью рядами колючей проволоки и пулеметами через каждые тридцать метров теряя по 5-10 тыс. человек в день. А если бы еще внезапно работала бы мобильная связь и интернет, то наверняка тут же создали бы несколько совместных сообществ в соцсетях, договорились бы в друг друга не стрелять, обменяться дружественными делегациями и устроить, например, межфронтовой футбольный турнирчик, заплыв через Рейн или чемпионат по компьютерным играм. Офицеры может и были бы против, они все таки на зарплате и должны хотя бы имитировать бурную деятельность, но разве устоишь против организованных миллионов? Не, ну может нашлось бы несколько отмороженных, но их бы загасили в первом бою. Мне один дед когда-то так и говорил что «самые смелые гибли самыми первыми». Так что, представляется что люди всё же стали другие и система ценностей у них серьезно поменялась. Воевать за «просто так», по-настоящему, насмерть, в более-менее серийных количествах готовы сейчас только заряженные исламом жители Ближнего Востока и Африки – то есть самых нищих регионов на Земле. И то, степень их энтузиазма уступает тем европейцам столетней давности в десятки раз. Смотрите сами, ИГИЛ всеми возможными способами мобилизовал фактически со всех стран исламского мира, а это более миллиарда населения, что-то около 100 тыс. То есть сущую мелочь. И они считались грозной силой. Религиозные фанатики, самоподрывы, атаки смертников. Вы можете представить себе что-то подобное в исполнении современных европейцев (я имею в виду тех, кто проживает за линией Одер-Нейсе, хотя и остальные тут не сильно отличаются)? А ведь не так давно подобные вещи происходили массово. И ИГИЛ никогда не терял по тысяче и более человек в день. И тем более не терял тысячи в день в течении многих месяцев подряд.

То есть по итогам Мировых войн закончились люди готовые воевать за монархов и вождей, а людей готовых воевать «просто так» за номинальных выборных персонажей так и не появилось. И не появится. А потом закончились и просто готовые воевать. Первыми это поняли американцы после Вьетконга, перейдя на профессиональную армию, остальные начали «подтягиваться» позже. И это, наверное, всё-таки хорошо, нас и так мало осталось. Даже притом, что эпоха когда работала формула Шпенглера где «государство существует только ради войны и является воплощением готовности к войне», тоже, по-видимому, завершилась, что возможно не очень хорошо. Мы стоим на пороге чего-то нового. Хотя «новым» может оказаться «старое» — откат в средневековье с постепенным появлением всех положенных ему атрибутов.

10.11.2018

 

Tags: , , , , , , , , , , ,

Если Вам очень сильно понравились материалы размещенные на этом сайте, Вы можете внести свой вклад в его развитие и создание новых.

webmoney

Z290747262956

R416230867007

E424498875036

U372790064712


Кинозал

Рецензии

Техника

Статьи

Оперы