Мои Телевизоры

Поговорим о школе

Шумер против Египта

Бороды, наколки, качки

Обратно в мавзолей



1988-2008

31.05.2008

Сегодня по нарядным школьничкам понял что у нас «прозвенел последний звонок». Несмотря на свою фантастическую память, я наш последний звонок как-то совсем не

запомнил, имеется ввиду сама церемония. Возможно я на нее просто не пришел, надо узнать у очевидцев тусующихся на «одноклассниках» . Фоток не сохранилось. Но мне запомнилось другое. У нас на площадке с флагштоком где все должно было происходить, кто-то накануне написал гигантскими буквами «XXXXXX ПОЦ (XXXXXX — это директор школы). Причем буквы были реально огромные — метра полтора-два. И написали интересным способом — просто шли и сыпали белый порошок, скорее всего алебастр. Вы знаете что такое алебастр попавший на шероховатый асфальт? Называется -хрен отмоешь. Мне запомнились малолетки которых прямо с утра заставили взять ведра с водой, тряпочки и по возможности все это смыть. К 11 часам им удалось превратить “плац» в какую-то белую размазню, мы за всем этим наблюдали с окна третьего этажа.

 Сам факт окончания школы был совершенно рядовым событием, вроде принятия ванны и никакого эмоционального накала не вызвал. Попав в институт, я уже через три недели понял, что 10 (!) лет были проведены в школе совершенно бесцельно, если выкинуть всю лабуду которую там изучали и олигофренов на которых были рассчитаны откровенно слабые программы, то позитивные предметы можно было бы освоить за 5 лет. Хотя сталкиваясь все эти 20 лет с новыми выпускниками, я могу констатировать, что олигофренический советский уровень — просто гигантский в сравнении со «знаниями» получаемыми современной порослью.

 И еще. У нас была «блатная» школа, ну в смысле «феня», «понятия», «честные пацаны» и все такое. Но в общак мы все же _не_ платили.

 А вот в некоторых городах до сих пор всё по-другому. С 80-х ничего не поменялось.

По данным заместителя прокурора Комсомольска-на-Амуре Валерия Козлова, в половине городских школ помимо официальных директоров существуют и теневые — так называемы смотрящие. Это старшеклассники, ученики тех же школ, которые являются членами структур «Общака». В ходе следствия установлено, что они отвечают за сбор денег и продуктов в школах для осужденных. Чай, сигареты, консервы, 30 рублей с учащихся еженедельно — таковы, по сведениям прокуратуры, «ставки» школьных поборов. Отказ поддерживать <подогрев зоны всегда заканчивается издевательствами и зверскими избиениями.

Tags: ,

Рецензии

Техника

Статьи

Оперы