Мои Телевизоры

Поговорим о школе

Шумер против Египта

Бороды, наколки, качки

Обратно в мавзолей



Александр Богданов «Тектология»

Настоящая революционная активность  всегда рождает разного рода интересные  и футуристические проекты. Можно долго  рассуждать о том, почему победили  большевики, но факт остается фактом: у  них были самые интересные люди. Ни  белые, ни, скажем, те же махновцы или еще  кто, не могут похвастаться ничем  отдаленно похожим. И одним из  таких людей был Александ Александрович Богданов — врач,  экономист, философ и инженер. Вместе с  Красиным и Кржижановским он руководил  обеспечением технической стороны  деятельность большевиков, и, надо  сказать, весьма небезуспешно. Но  известен Богданов прежде всего своим
капитальным трудом «Тектология.  Всеобщая организационная наука».  Создавался он в тяжелое время — с 1913 по  1922 год. По сути дела, это первое полное  изложение теории систем, это первый  труд по данной теме значительно  опередивший свое время (западные ученые  подошли к этому вопросу только после 1945  года).

Показательно и то, что переводы  этой книги на иностранные языки  отсутствуют, единственный перевод на  немецкий язык был сделан в 1928 году. Сами  большевики отнеслись к концепции  Богданова насторожено, в его труде они  видели некую попытку заменить марксизм  чем-то менее утопичным и более научным.  Ленин беспощадно громил Богданова как  философа, и впоследствии публикация его  работ была запрещена в Советском Союзе  почти на полвека. Богданов назвал свою  теорию тектологией (от греческого tekton – «строитель»), что можно перевести как  «наука о структурах». Основная задача  Богданова заключалась в том, чтобы  прояснить и обобщить принципы  организации всех живых и неживых структур: Тектология должна прояснить  режимы организации, существование  которых наблюдается в природе и  человеческой деятельности; затем она
должна обобщить и систематизировать  эти режимы; далее она должна объяснить  их, то есть предложить абстрактные  схемы их тенденций и законов.  Тектология имеет дело с организующим  опытом не в той или иной специальной  области, но во всех этих областях  вместе. Другими словами, тектология  охватывает предметную сферу всех  остальных наук. Тектология стала первой  в истории науки попыткой дать  систематическую формулировку  принципов организации, действующих в  живых я неживых системах. Она  предвосхитила концептуальную  структуру общей теории систем Людвига  фон Берталанфи. Она содержала также  несколько важных идей, которые были  сформулированы четыре десятилетия  спустя Норбертом Винером и Россом Эшби  на ином языке — как ключевые принципы  кибернетики. Задача Богданова состояла  в том, чтобы сформулировать всеобщую  науку организации. Он определял  организационную форму как <совокупность связей среди системных  элементов. Используя термины «комплекс» и «система как синонимы»,  Богданов различал три типа систем:  организованные комплексы, где целое  превышает сумму своих частей;  неорганизованные комплексы, где целое  меньше суммы своих частей; и  нейтральные комплексы, где  организующая и дезорганизующая деятельность нейтрализуют друг друга.

Стабильность и развитие всех систем, по  Богданову, могут быть поняты в  контексте двух базовых организационных  механизмов: формирования и  регулирования. Изучая обе формы  организационной динамики и иллюстрируя  их многочисленными примерами из  природных и социальных систем, Богданов  исследует ряд идей, которые оказались  ключевыми не только в организменной  биологии, но и в кибернетике. Динамика  формирования состоит в соединении  комплексов через различного рода связи,  которые Богданов очень подробно  анализирует. Он подчеркивает, в  частности, что конфликт между кризисом  и трансформацией является центральным  для формирования сложных систем.  Предвосхищая работы Ильи Пригожина,  Богданов показывает, что  организационный кризис проявляется как  нарушение существующего системного  баланса и в то же время представляет  организационный переход на новую  стадию баланса. Определяя различные  категории кризисов, Богданов  предугадывает даже концепцию  катастроф, разработанную французским  математиком Рене Томом и составляющую  важнейший компонент зарождающейся  науки — математики сложных систем. Как и  Берталанфи, Богданов признавал, что  живые системы — это открытые системы,  функционирующие вдали от состояния равновесия; он тщательно изучал  протекающие в них процессы  регулирования и саморегулирования.  Система, которая не нуждается во  внешней регуляции, поскольку  регулирует себя сама, на языке  Богданова называется би-регулятором.  Используя пример парового двигателя  для иллюстрации саморегулирования — как  это будут делать кибернетики несколько  десятилетий спустя, — Богданов, по сути,  описал механизм, определенный  Норбертом Винером как обратная связь и ставший центральным понятием  кибернетики.

Богданов не пытался формулировать свои  идеи в математической форме, но он  действительно предвидел будущее  развитие абстрактного  тектологическиго символизма – нового  типа математики для анализа открытых им  паттернов организации. Полвека спустя такая новая математика действительно  появилась.

В каждом предложении, в каждой фразе  «Тектологии» видна глубочайшая работа  одного из самых универсальных умов  своего времени, человека с широчайшими  знаниями и широчайшим кругозором. Я  пользовался книгой Богданова (в  основном первой частью) при создании  «Битвы за Хаос», он был такой себе  «основой основ». Ну и еще мне был близок  авантюрный склад его ума, ведь в 1928 году  он погиб производя на себе опыт попереливанию крови.

Tags: , ,

Рецензии

Техника

Статьи

Оперы