Мои Телевизоры

Поговорим о школе

Шумер против Египта

Бороды, наколки, качки

Обратно в мавзолей



Американский Иностранный Легион

I.
Коммунизм, когда он только-только начинал завоевывать массы, многие рассматривали как новую религию. И это правильно. Когда наконец-то сбылись пророчества Вильгельма Марра и Отто Вейнингера и коммунистическая революция произошла именно в России, а не где-нибудь в другом месте, то у новой власти работу смогли найти себе все. Военспецы нужны? Нужны. Врачи нужны? Нужны. Рабочие нужны? Конечно. Нужны профессора, учителя, инженеры, экономисты, архитекторы, в общем, все нужны. Кроме культовых служителей, ибо бывшая религия принципиально отменялась во всех своих выражениях. При этом архитекторы революции и идеологи нового общественного строя были, конечно, людьми очень продвинутыми для своего времени. Они знали философию, в том числе и французских просветителей и понимали, что просто «взять и отменить» религию недостаточно. Нужно что-то дать взамен, иначе массы очень быстро скатятся в допервобытное состояние, в состояние, когда не существовало даже самых элементарных понятий. А поскольку коммунизм, в том виде в каком мы его знаем по советскому опыту, был гибридом православия и иудаизма, а люди его реализовавшие, соответственно, бывшими православными и бывшими иудеями, очевидно, что их сознание не могло родить что-то оригинально новое. Сменить обертку – да. Переименовать действующих лиц – да. Но схема, «движок», в любом случае должны были остаться такими, какими мы их знаем по истории и философии этих двух религий.Итак, главная вещь – «Книга». Священный канон. Святой дух. Библия-Евангелие-Талмуд. Или, говоря понятнее, марксизм-ленинизм. Здесь Маркс и Энгельс были, таким себе, «богом-отцом», а Ленин «сыном», ниспосланным в человеческий мир для осуществления «святой воли». Они и породили этот самый «святой дух» который составлял «триединство». Как и положено в религии, «отец», «сын» и «дух» были вне всякой критики. Все что они говорили, было абсолютной истинной не подлежащей ни малейшему сомнению. Их «священные письмена» были отобраны в «священный канон» в котором нельзя было менять ни одной буквы. Священное учение обслуживали специально подготавливаемые «левиты» — т.е. профессиональные пропагандисты, агитаторы и идеологи.

Все это делалось ради священной абсолютной и конечной цели – «рая на земле» или коммунизма. У «святой троицы» были свои апостолы – главные революционеры. Православные храмы были быстро заменены «красными уголками», крестины – звездинами, первое причастие и бар-мицва – степенями инициации: приемом в октябрята, пионеры и комсомол. Но у авраамических религий, тем более таких мазохических как православие и иудаизм, должны быть свои праведники и герои-мученики. Понятно, что они были и в гибриде – т.е. коммунизме. За все время существования СССР сменилось три с половиной поколения праведников и героев.

Первое поколение – герои революции и гражданской войны. В 60-70-е годы это поколение было самым отдаленным, а потому и самым романтизированным. В основном в многочисленных фильмах. Все равно ведь свидетелей уже почти не осталось.

Второе поколение – герои и праведники первых пятилеток. Праведники-подвижники — это передовики, перевыполнители планов, а герои – разного рода полярники-челюскинцы, летчики, осуществляющие сверхдальние перелеты, герои стратосферы, и т.п.

Ну и наконец третье поколение – герои т.н. «великой отечественной войны», или, как мы ее называем, «советско-германского конфликта». Самая многочисленная группа, что понятно, учитывая масштаб проводимых операций.

Было еще одно «полупоколение». Точнее – неудачная попытка в 60-70-годы слепить новое, четвертое поколение героев. В основном из космонавтов. Ну и немного романтизировать трудовой энтузиазм, главным образом используя факт строительство БАМа. Но эта попытка потерпела неудачу. Народ не понимал, что такого геройского в космонавтах? Ну залезли в ракету, ну покатались раз сто вокруг Земли, ну дали пару репортажей с космоса в стиле:

— «Товарищ Гречко, как там на орбите?»
—«Отлично!»
—«Видите, у нас в Москве уже поздний вечер!»
—«Да, мы тоже еще партию в шахматы сыграем, и спать идем».

А потом они возвращались и получали звезды героев. Про то, что буквально в каждом полете возникала внештатная ситуация с риском для жизни значительно выше среднего, про то, что сам полет всегда был очень большим риском, советским людям не сообщалось. Они видели только улыбающиеся лица «покорителей космоса» с телеэкранов.

Но дальше началось самое интересное. В конце 60-х, массам стало очевидно, что коммунистический проект – утопия. Что у нас построено социальное (т.е. социалистическое) государство. Но под него не нужна религия. Социализм вполне реален и в нем нет ничего запредельного. Вот почему религия сразу же стала разрушаться.

Сначала произошел «самослив» героев «трудового фронта». Труд ради труда, а не ради зарплаты, при Брежневе уже считался полным лузерством, уделом лоу-класса. Поступление в «путягу» — клеймом неполноценности. Фильмы про «трудовые подвиги» прекратили снимать еще при Хрущеве. Сами «герои» вызывали, по меньшей мере, недоумение. Вот почему никакого «трудового героизма» уже не было и не могло быть. А потом народу объяснили, что, скажем, Стаханов никогда бы не перевыполнил норму в 15 раз, если бы ему специально не подобрали хороший пласт, не выдали бы американский отбойный молоток, и не поставили бы 6 человек в помощники, крепивших за ним выработку и вывозивших уголь. И вообще он алкаш был и имел кличку «Стаканов». Паша Ангелина? Так она просто дура, работавшая от зари и до зари даже не за деньги, а за палочку в журнале учетчика. Она так износилась на своей работе, что до 50 лет не дожила. Кстати, вроде как тоже любила выпить. Более ужасающие истории, про то, как рабочие неделями не приходили домой, движимые целью досрочно сдать тот или иной объект, а спали на железных чушках или шпалах, предпочитали не рассказывать — народ, пределом мечтаний которого были «жигули», джинсы, дубленка, японский магнитофон, румынская «стенка», поездка в венгрию, и посещение магазина «Березка», расценил бы эту пропаганду как личное оскорбление.

Затем пришел черед героев гражданской войны. Тут все получилось весело. Сначала, как бы между делом, начали гламуризировать царскую армию. Первым фильмом была «Гусарская Баллада». Сюжет вроде бы безобиден – «правоверная война с Наполеоном». Тоже «отечественная». Но не «великая», а просто. И никаких вам рабочих и крепостных крестьян. Благородные ловеласы, французские певицы, пьянки, песни под гитару, такой себе, аристократический космополитизм. Мы – элита, вы — быдло. Мы можем пострелять в друг друга, а можем и по-французски поговорить и тостами обменятся. Мы — одна кровь, просто у нас внутрисемейные разборки. После войны мы вернемся в свои парижи и петербурги, где нас будут ждать балы, шампанское и красавицы, а вы уедете месить говно в свои деревенские дыры, откуда не вылезете никогда. Поэтому вас и нет в фильме. Мы – белые кости, а вы – мясо, которое по-любому нарастет. Нафиг вас показывать? Тут же пошла серия анекдотов. Пошлых. Про Ржевского. Ну и что? Зато царский офицер стал ассоциироваться в худшем случае с «гламурным подонком». Затем, с выходом «серьезных фильмов»: «Дни Турбиных», «Адьютант и его превосходительство» и несерьезного фильма «Корона Российской Империи», образ белогвардейца окончательно приобрел благородно-трагические очертания, а белая эстетика получила абсолютный перевес над красной. Потертые кожанки, фуражки набекрень, небритые рожи, пистолеты в похабно одетых кобурах, у «продвинутой публики» альтернативных реакций кроме омерзения не вызывали. Одновременно – массовые анекдоты про главного героя гражданской войны – Чапаева, его верного оруженосца Петьку, и пулеметчицу-Анку. Тоже пошлые. Покров святости и героизма сорван.

А уже в конце перестройки был полностью десакрализирован «священный канон» и вся «святая троица». Маркс был объявлен тунеядцем, жившим на подачки Энгельса, Энгельс – кровопийцей-эксплуататором, заставлявший детей и женщин работать по 12-14 часов в день, а Ленин — так и вовсе совершенным кретином, психбольным, сифилитиком, маниакально обожавшим власть, готовый пожертвовать ради достижения ее миллионами чужих жизней и очень любивший санкционировать массовые расстрелы.

После крушения СССР остались три его символа – мавзолей с бывшими «священными мощами», звезды на Кремле и миф «великой отечественной». Причем в году 1992-ом казалось, что вот-вот, еще один шаг и все это уберут. И звезды снимут, и «ильича» закопают, и об «отечественной» расскажут «всё как было». Но этого не сделали. В 1995 году закатили такое празднование «очередного юбилея», что стало ясно – легенда пока что будет жить. Искусственно, но будет. Почему, пока сказать сложно. Не убирают же зачем-то звезды и «мощи». И не надо говорить что боятся «общественного резонанса». Интересно, с чьей именно стороны? Маразматических старушек голосующих за компартию? Думается, пока все три «предмета» списали в «резерв». Т.е. попытка возрождения «культа», пусть и в модернизированной упаковке, возможна. С «великой отечественной» — сложнее всего. По мере естественного исчезновения ее участников, культ приобретает абстрактный характер. Т.е. идут призывы «помнить» (кому и что именно?), раздаются разные «ленточки», устраиваются бутафорские шоу, и возводятся циклопические монументы вроде того, что на Поклонной горе. Как сказал в 90-ых один ортодокс «Если мы им (?) отдадим (?) нашу (?) победу (?) у нас ничего не останется!». Вот мы и подобьем небольшую бухгалтерию относительно того, что же конкретно было.

II.

Итак, в начале 90-ых, казалось, что всё связанное с «великой войной» тоже расставят по местам: в продаже появились книги Виктора Резуна-Суворова «Ледокол», а позже — «День М». По заведенным очень давно правилам, я всегда начинаю читать книгу с последней страницы, с выходных данных. Потом читаю аннотацию. Относительно данных творений я узнал из аннотации, что их написал перебежчик ГРУ, это придавало ситуации определенную пикантность. Ладно на Украине, она как бы не «при делах», но в России, объявившей себя правопреемницей СССР? Ведь приговор (смертный) Резуну не был отменен. Странно, да? Книги преступника, которому влепили вышак, и   не за кражу плавленых сырков в супермаркете, а за госизмену, спокойно продаются в любом магазине. Тем более на такую интересную и табуированную во многих аспектах тему как Вторая Мировая война. В альтернативной версии! Оказывается, что к войне готовился Сталин, причем даже тогда, когда Гитлера и у власти-то не было. Но хитрый Адольф в самый последний момент опередил и испортил такую песню! На самом деле, как мне кажется, книги Резуна были разрешены к массовой продаже только потому, что на основной миф он не покушался. Все что он описывал, относилось к периоду до 22.06.1941.

Получалось, что Сталин хоть и злодей, но все же напал не он, а Гитлер и мы вместо преступного «освободительного похода» получили «великую отечественную войну». «Преступления» как бы не было, было только намерение. Ну и заодно Сталин выставляется не просто супертираном, но и главным агрессором. Все книги Резуна рекомендованы к прочтению, другое дело, что их нужно правильно понимать. Не обращайте внимание на то, что он якобы предатель. Грань отделяющая «нормального советского человека» от предательства в 70-80-е годы была настолько тонкой и размытой, что я даже не знаю, где кончалось одно и начиналось другое. Власти рассматривали абсолютно каждого человека как потенциального предателя. Людей работающих на «секретных» заводах и НИИ не выпускали даже в социалистические страны. Моряки желавшие плавать заграницу должны были по окончанию профильного учебного заведения срочно жениться и завести детей, иначе их шансы «ходить в рейсы» резко понижались. До нуля. Т.е. у уезжающего туда, «в этой стране» должны были остаться заложники. Впрочем, при Брежневе и это не помогало. Смотрите, Резун сбежал к англичанам в 1978 году. В это же время, в 1974 году, «не вернулся» из американских гастролей знаменитый артист балета Михаил Барышников, в 1975 году — Виктор Беленко угнал в Японию новейший перехватчик Миг-25, причем у него были и жена, и дети. В 1976 из Голландии не вернулся претендент на мировую шахматную корону Виктор Корчной. У него остались жена и сын. Сына «приговорили» к отправке в армию. В 1979 году в Швейцарию бежали олимпийские чемпионы фигуристы Белоусова и Протопопов. Дуплетом. Какое упущение КГБ! В 1978 году практически одновременно с Резуном, бежал в Америку второй секретарь ООН Аркадий Шевченко. Человек жил в роскоши, жена, на пару с женой Громыко, коллекционировали бриллианты. Останавливался только в самых дорогих апартаментах, ел в самых дорогих ресторанах, ну и одевался, понятно, тоже не в секонд-хенде. Казалось, у него было всё. Но — сбежал! Т.е. начала бежать элита. Лучшие летчики, лучшие спортсмены, лучшие дипломаты  и,  самые проверенные, – разведчики. Предать можно только свою систему, это и считается предательством, и если начали бежать такие люди, то все говорило о том, что системе скоро придет конец, ведь ее начали предавать те, кто должен был быть ее главными охранителями. Так что, предательство Резуна было такой мелочевкой, на которую даже и внимание обращать не надо.

Да, так вот, самой интересной книгой у него является «День М». А самые важные главы в ней, с 16-ой по 20-ую. 5 глав. О 1940-ом годе. Точнее – о периоде с конца мая по октябрь. Именно в этот период вышла серия указов о полном переводе промышленности СССР на военные рельсы. Суды за опоздания. Суды за прогулы. Принудительная мобилизация рабочих требуемой квалификации. Принудительная мобилизация молодежи в фабрично-заводские училища. Запрет увольнений по собственному желанию, увеличение норм выработки без увеличения зарплаты. Переход на семидневную рабочую неделю, отмена отпусков и удлинение рабочего дня. Уголовная ответственность даже за мелкие кражи на производстве. Уголовная ответственность мастеров и директоров за выпуск недоброкачественной продукции. Принудительная мобилизация с гражданского флота в военный, принудительная мобилизация в летные училища. И так далее. Причем все эти нововведения посыпались с конца мая 1940 года. Резун пишет, что «Сталин готовился к войне», но возникает вопрос, а от чего вдруг он начал это делать в столь быстром темпе? Что ему мешало ввести подобные меры в 1936 году? Или в 1939? Почему именно в 40-м и именно с конца мая? Зачем эта ненужная спешка?

Во всем, конечно, виноват Гитлер. Экономика СССР строилась с таким расчетом, чтобы можно было держать оборону от близлежащих и наиболее вероятных противников – Польши, Германии и Румынии. Это не было паранойей. Петербург находился в 30 километрах от границы, Одесса и Минск – в пятидесяти, а Киев в 150-ти. Все помнили, как поляки лихо взяли Киев в 1920-м и как румыны под шумок забрали себе Бесарабию, которую вообще-то не они от турок очищали. К концу второй пятилетки советский потенциал превосходил потенциал этих трех стран и вопреки расхожему мнению, СССР тратил на оборону не так много средств. Все же основные деньги шли на капиталовложения в новые стройки. Но в начале 1939 года ситуация в Европе стала резко меняться. Сначала Гитлер полностью и без единого выстрела поглотил Чехию – индустриальное государство с развитой металлургией и машиностроением. В августе того же года произошло эпохальное событие: Гитлер и Сталин решили договориться про раздел Польши, точно так же, как годом раньше он договорился с Западом о разделе Чехии. Все по-честному. Фюрер решил не повторять ошибок своих предшественников и обеспечить мир на Востоке. Сталин тоже был не дурак и понимал, что основную работу по «четвертому разделу» сделает Гитлер. Гитлер сделал, но вот какая незадача – раздел Польши был неравноценный. Сталин получил нищие восточные сельхозпровинции и полесские болота, а Гитлер – весь силезский промышленный район, индустриальный запад страны, всё побережье с портами, верфями и т.д. В 1943-44 гг. Чехия и Силезия давали промышленной продукции столько же сколько Рур. Их так и называли «второй Рур». А у Сталина, тем временем, «обломилось» с Финляндией, которая никакого экономического интереса не представляла.
Англия и Франция, объявив Германии войну, превратили ее в Мировую, но англичанам-то хорошо, они на острове, а у Германии и флота нет, и авиация ничем не лучше английской. А французы – рядом! Когда-то Наполеон III сказал: «я был бы демократом, если бы Германию от нас отделял Атлантический океан». В мае 1940 года Гитлер повторил план Шлиффена. Один к одному. Только в отличие от Кайзера, ему не пришлось держать 60 дивизий на Востоке. Вермахт вошел в Париж 14 июня, на 34 день войны. Шлиффен в 1905 году запланировал проход по Елисейским полям на 32 день. На этот раз всё срослось. Даже более чем. Гитлер одновременно занял Бельгию и Голландию. В переводе на экономический язык – получил лучшую в мире сталь (в мире лучшую сталь тогда варили англичане и бельгийцы, а не какой-то там «крупп») и лучшие в мире судоверфи. Еще Люксембург занял. Государство совсем мелкое. Но сталь такая же как у Бельгии, а металлорежущий инструмент – один из лучших в мире. Без него немецкой промышленности – никак. Гитлер даже приказал, чтобы оккупация была обставлена совершенно незаметно для жителей Великого Герцогства. Во время войны часть мужского населения решила забастовать, за что Гиммлер рассадил из всех по купейным вагонам и отправил загорать на Лазурный берег. Ариец арийца не обидит! Ну и в заключении Гитлер получил север Франции. 80% всей французской промышленности, а она составляла примерно 60% от немецкой. Авиационные заводы, прокатные цеха, литейные мощности, в общем – всё для ведения полноценной войны. Получил в целости и сохранности. Таким образом, Гитлер за год, с минимальными потерями увеличил свой экономический потенциал в 2-2,5 раза. Это и была главная неожиданность: никто не думал что французы так быстро сдадутся, расчет был на взаимное ослабление сторон, на повторение схемы 1914 года. Вот Сталин в конце мая и начал издавать свои драконовские указы. Ибо понял, что время теперь очень сильно работает не на него. Соотношение сил изменилось. Но именно об этом Резун не пишет. Ни одной строчки. Кроме занятых Вермахтом стран, союзниками Германии были Италия, Венгрия, Румыния и Финляндия. Испания, Швеция и Швейцария держали дружественный нейтралитет. Т.е. вся континентальная Европа работала на Германию. Шведы давали цветные металлы, Швейцарцы – точные механизмы, румыны – нефть. Ну и само собой, капиталистическая западная экономика работала гораздо эффективнее, чем коммунистическая. Сытый квалифицированный фрезеровщик-бельгиец был конечно же круче в профессиональном плане, нежели голодный 16-летний пацан с «фазанки». Одновременно, оборонительная стратегия была заменена на наступательную, ибо оставался только один шанс – нанести по Европе упреждающий удар. За всем этим пристально следили и в Лондоне и в Вашингтоне. Следили и делали выводы. Как потом станет ясно  — правильные. Но Гитлеру опять повезло. Предпоследний раз в жизни.

 

III.

Петр Первый, втолкнувший Россию в культуру, сделал ставку на немцев. Может он на голландцев бы поставил, но тех было совсем мало. А вот немцев – полно. После него все цари вплоть до 1917 года будут немцами, а царицы – немками. Всю систему образования скопируют у немцев. И организацию армии тоже. Все первые академики будут немцами. Немцами будут многие министры и генералы. Немецкой философией будет питаться интеллектуальная часть страны. Массы в соответствии с теорией Шпенглера, ответят на это революцией, весь немецкий слой будет физически уничтожен. Хотя, впрочем, и большевики тоже во многом окажутся продуктом немецкой философии.

СССР, в свою очередь, строился как государство американского типа. Как говорил Бертран Рассел: «Большевизм — дело рук американизированных евреев». Хотя тут возможно просто обстоятельства так сложились. У большевиков была богатейшая страна, десятки миллионов бесплатных рабочих рук и грандиозные планы. В Америке – кризис перепроизводства и проблемы со сбытом высокотехнологической продукции. Вот страны и нашли друг друга, а то, что между ними не было дипломатических отношений – не имело никакого значения. И совершенно не случайно в 1929 году началась Великая Депрессия в Штатах и Великая сталинская индустриализация в СССР. В сельском хозяйстве происходили похожие вещи. Ведь в чем смысл колхозов? В том, чтобы разорить миллионы частных собственников и вынудить их объединится в крупные хозяйства под контролем и управлением государства. В Америке в эти же годы было то же самое, но в мягкой форме. Миллионы фермеров, тех, кто в свое время освоил Америку от Атлантики до Тихого океана были разорены и выброшены со своей земли чтобы пополнить армию городского пролетариата. Люди, имевшие по 5-6 детей, десятки гектаров земли, коней, оружие, стали обычными люмпенами. Большевики, действовали жестче, но настолько эффективно, что я часто начинаю сомневаться в том, что разного рода орджоникидзе, кировы и прочие анастасы-микояны могли все это сами придумать. Например, американцы построили в СССР три крупнейших в мире тракторных завода. В Харькове, Сталинграде и Челябинске. И гигантский комбайновый завод в Ростове. 1 трактор попавший на село, делает ненужными 80 крестьян, если считать по системе «пахарь + его семья». За 8 лет тракторный парк СССР стал самым большим в мире. Это дало возможность выбросить в города 28 миллионов крестьян без уменьшения площади пахотных земель. Одновременно, эти же заводы могли выпускать танки. Чертежи и комплекты деталей для первых тракторов и танков, понятное дело, тоже пришли из США. В 1939 году СССР имел танков больше чем весь остальной мир вместе взятый. Но трактора и танки надо чем-то заправлять. Американцы строят весь нефтеперерабатывающий комплекс. Нужны удобрения для сельского хозяйства. Американцы строят суперфосфатные и прочие заводы. Все это богатство работает от электричества. Американцы строят все крупные электростанции, начиная с Днепрогэса. Но для обороны нужны не только танки. Нужны самолеты и американцы строят авиазаводы. Они же строят и заводы по производству алюминия. Нужны автомобили и «Дженерал Моторс» с «Фордом» строят «Газ» и «Зил». Нужны шины и в Ярославле американцами строится самый большой в мире шинный комбинат. Нужна хорошая сталь – они же строят магнитогорский и липецкий металлургические комбинаты. Для любой конструкции, где есть подвижные части нужны подшипники и они строят два уникальных шарикоподшипниковых завода. И так далее. Весь хайтек первой и второй пятилетки. 1500 крупных предприятий. Под ключ. Еще часть «хайтека» была построена англичанами, ну и совсем чуть-чуть — немцами. Были ли стройки, где Запад не отметился? Конечно были! Более того, их было большинство, но это не был «хайтек». Например, Беломорканал – чисто местное «произведение». Построен методами и технологиями 80-х годов XIX века и приведен в относительно приличный вид только в конце 60-х годов. Метрополитен можно назвать «условно-местным», а скажем весь архитектурный стиль Москвы 30-ых 1 к 1 слизан с английского неокассицизма начала ХХ века.

Серго Орждоникидзе, курировавший вместе с Кагановичем и Куйбышевым индустриализацию, как-то разоткровенничался на сессии ВС СССР 1937 года: «Наши заводы, наши шахты, наши фабрики теперь вооружены такой прекрасной техникой, которой ни одна страна не имеет… Откуда же мы ее взяли? Мы покупали у американцев, у немцев, у французов, у англичан самые усовершенствованные машины, самые последние достижения мировой техники, и этим вооружили наши предприятия. А у них многие заводы и шахты вооружены еще машинами XIX и начала XX в.». Вскоре «товарищ Серго» прочтет о своей внезапной кончине в газете «Правда». Утром. А днем, таки да, скончается – то ли от сердечного приступа, то ли от попадания инородного свинцового тела в головной мозг – историки на этот счет не имеют единого мнения.
Постепенно доля иностранного участия в модернизации промышленности упала практически до нуля, в 1939-40 гг. СССР закупал на Западе только прецизионные станки и корабли (корабли просто не успевали делать). К слову, он и в будущем не научился их делать и с каждым годом тратил все больше и большие деньги на их приобретение точных станков, достигнув пика при Горбачеве. При этом, экономика СССР все же пока была вторичной. Она не выпускала ни одного изделия которое не могло бы быть повторено в той же Америке или Англии, что, в общем, понятно, – вся она пока что была выстроена на Западной базе.
И вот тут «вылез» Адольф Гитлер, который невероятно легко подмял по себя всю континентальную Европу. Нужно было срочно покрывать отставание. Вот и пошли знаменитые сталинские указы, а прямые расходы на военную промышленность в 1941-году должны были составить фантастическую цифру — 44% от ВВП. И это – в мирное время!

Немецкие стратеги тоже были не дураки, они видели, как СССР слопал три прибалтийские республики, попытался «присоединить» Финляндию и путем элементарного шантажа вернул Бесарабию.. И сталинские указы 1940 они тоже читали, тем более что публиковались они во всех газетах. Поэтому удар по СССР было решено нанести как только будет достигнут хотя бы минимальный шанс на успех. Гитлер, в 1945 году, говорил что готов был атаковать в мае, но его подвели итальянцы, застрявшие в Греции и Албании. Когда именно в мае? Думаю, числа пятнадцатого, не позже. Именно этим объясняется «загадочный» перелет Гесса в Англию 10 мая. Гесс-то реально все знал! Этот потерянный месяц Гитлеру обернется для Вермахта самым неблагоприятным образом.
Нападение на СССР было авантюрой покруче чем западная компания 1940 года, но поначалу все складывалось самым благоприятным образом. Я подсчитал, что если бы немцы выдерживали в польской и западной кампании тот же темп что в первые две недели войны в СССР, то польская закончилась бы на 9-й день (а не на 30-й), а французская – на 15-й (а не на 44й). СССР устоял только благодаря огромной территории, требовавшей организации такого фронта который самостоятельно немцы принципиально не могли «поднять». В августе это стало понятно даже советскому руководству. Перед Гитлером стал вопрос: или Москва или Украина? Т.е. или «мозг» или промышленность. Гитлер сделал неправильный выбор в пользу Украины, остановив стремительное наступление на Москву ради днепровского промышленного района. Это и спасло ее от неминуемого падения в сентябре.
Количество «железок» которые наклепала советская промышленность за несколько предвоенных лет и поразило воображение немцев и лично Фюрера. 3 октября он выступил с одним из самых своих знаменитых радиообращений.
«…С этого момента я стал тщательно наблюдать за Советской Россией. Каждая дивизия, обнаруженная нами, аккуратно регистрировалась, и в ответ на это принимались меры предосторожности. Уже в мае ситуация сгустилась так, что не осталось никаких сомнений по поводу того, что Россия собиралась при первой же возможности напасть на нас. К концу мая такие моменты участились настолько, что уже невозможно было отогнать от себя мысль об угрозе борьбы не на жизнь, а на смерть…. Утром 22 июня началась эта величайшая в мировой истории битва. С тех пор прошло чуть больше трех с половиной месяцев, и я могу сегодня сделать следующее заключение: С того момента все шло по плану! Даже в том случае, если одиночному солдату или целой части приходилось столкнуться с неожиданностями, – все это время руководство ни на секунду не теряло контроль над ситуацией. мы не ошиблись ни в правильности наших планов, ни в исторически неповторимом мужестве немецких солдат, – наконец, мы не ошиблись и в качестве нашего оружия! Мы не были разочарованы функционированием всей организации нашего фронта и покорения огромных внутренних пространств, и мы не обманулись в нашей Родине. Однако в чем-то мы обманулись: мы не имели им малейшего понятия о том, насколько гигантской была подготовка противника к нападению на Германию и Европу, о том, как невероятно велика была опасность, о том, что в этот раз мы были на волосок от уничтожения не только Германии, но и всей Европы. Сегодня я могу об этом сказать!».
Гитлер не называет цифр, но это и не надо. Цифры называет официозный справочник, изданный к 50-летнему юбилею «победы». Из него мы в частности узнаем, что «с июня по декабрь вооруженные силы потеряли убитыми, умершими от ран, оказавшимися в плену и пропавшими без вести 3138 тыс. чел, лишились более 6 млн. единиц оружия, 20 тыс. танков и САУ, 100 тыс. орудий и минометов, 10 тыс. самолетов». Конечно, это вранье насчет «декабря». Уже в августе Красная Армия испытывала серьезные проблемы с вооружением, а в сентябре сложилась много раз описанная ситуация, когда на троих выдавали 1 винтовку, 10 патронов и 2 бутылки с «коктейлем молотова». Т.е. основной улов был именно у границ и в приграничных округах.
Почему же Сталин прозевал нападение? Думается потому, что никто из советского военного командования не думал, что Гитлер рискнет начать такую операцию имея всего лишь 149 дивизий, причем в первом эшелоне пошлет всего лишь 103 из них. Именно эта сотня и навела грандиозный шухер у советских границ. И если столь феноменальный успех был неожиданностью для Гитлера и невероятным разочарованием для Сталина, то что можно говорить про Рузвельта и Черчилля? Да, Рузвельту хорошо, он за океаном и никакой Сталин с Гитлером при всем желании до него не доберется. А Черчиллю? Он наверняка прыгал от радости, когда узнал что Гитлер таки решил напасть на СССР, но кто знает чем все закончится? А вдруг возьмет и оторвет себе то, что досталось немцам по Брестскому миру? А через пару лет появится на берегах Ла-Манша с гигантской армадой самолетов и техники для десантирования, предварительно отрезав Англию от внешнего мира посредством своего подводного флота? А в Англии уже еду по талонам распределяют. Очевидно, что Сталин во-первых далеко, а во-вторых, менее опасен. Да, коварный. Да, азиат. Но уж кто-кто, а англичане с азиатами работать умеют! Весь Ближний восток с Индией на колени поставили. Легко. Ничтожными силами. Гитлер – совсем другое дело. Гитлер – квинтэссенция коллективного германского разума. Не было бы Гитлера, был бы кто-то другой, национал-социализм — это естественное немецкое воплощение, а кто там вождь не имеет значения. Победы Германии нельзя допустить в любом случае. Вот почему первый груз помощи СССР отбыл из Ливерпуля в Архангельск 22 июня. Понятно, что загрузить судно за 1 день невозможно, оно заранее было наготове. А вот что было на судне – тайна за семью печатями. Вряд ли там были вооружения. Зачем? У Сталина — своего горы. Я думаю, что там была информация. Документы. Чертежи военной техники, возможно – опытные экземпляры авиационных двигателей, артиллерийских систем и т.д. А может быть данные на немецкую армию. Планы, сведения о германской промышленности, характеристики немецких генералов и пр. Но уже на 2-3 день войны, когда стало ясно что Красная Армия попала в катастрофу, англичане решают не дожидаться прибытия своего транспорта в СССР, а посылают самолет набитый военспецами. 27 июня 1941 года в Москву прибывает целая миссия во главе с генерал-лейтнантом М. Макфарлэйном и контр-адмирал Дж. Майлсом. В 1941-42 гг. английская военная миссия в Москве будет непрерывно расти. Есть даже информация, что именно англичане готовили все основные операции Красной Армии в это время, одновременно организовав курсы повышения квалификации для советских генералов и маршалов, но, думается, это неправда. Они, в лучшем случае, давали советы. Впрочем, англичане будут владеть инициативой недолго. В самое ближайшее время ее перехватят американцы. Надо же как-то оправдать строительство полутора тысяч заводов! А то еще иди, знай, промедлишь и все достанется совсем не тем для кого строилось и обернется против тебя.

IV.

В СССР разного рода пропагандисты, составители учебников, историки и прочая низкоквалифицированная избыточная плесень, постоянно и нарочито-праведно возмущалась тем, что американцы «уверены в том, что именно они победили во Второй Мировой войне», что «ни один из опрошенных американских школьников не знает про Сталинградскую битву» и т.п. Причем, как-то обижено возмущались, хотя казалось бы, нормальному человеку (и государству) степень знания иностранных граждан о чем-либо, должна быть совершенно безразлична. Я вот смотрел на наших школьных свинобомжей и задавал себе вопрос: а многие ли у нас знают про Мидуэй? Или про Арденны? Уверенно знали только два человека – они кораблики и танчики любили рисовать и слушали кое-какие радиостанции неместного вещания. Впрочем, думаю, что большинство наших школьников даже при СССР про Сталинград знало только тот факт, что «там воевали с немцами».
Помню школьный учебник истории. Красочный рассказ о московском контрнаступлении (5 декабря, специально назначено на День Любимой Народом Сталинской Конституции, впрочем, об этом не писалось, тем более что с 1977 года действовала новая конституция, написанная Более Великим Человеком, Маршалом, Четырежды Героем СССР и одним из Главных Архитекторов Великой Победы – Золотым Генсеком-Солнце), а в конце — одно предложение о том, что 7 декабря японцы атаковали Перл-Харбор и США вступили в войну. Ну и через пару глав – тоже одно предложение о том, что в Нормандии открыт (с большим опозданием, конечно) второй фронт и краткая ремарка с намеком, что, мол, «и без него бы справились». Вот и все что полагалось знать советскому школьнику про «их» роль в войне. Т.е. по сути роли никакой и не было. Сейчас школьники знают гораздо меньше, разве что Перл-Харбор особняком стоит – американцы такой шикарный фильм прокатили! Гламурные летчики в гавайских рубахах бьют друг другу морды, занимаются благотворительным спермодонорством, катают баб на самолетах (а не на телегах или в кузовах полуторок), ездят в бары на кабриолетах, в которых потом же и спят, пьют гавайский ром (а не спиртягу с зековской кружки), а как только приходит роковой час, садятся в этом же прикиде в самолеты и лихо мочат японцев! И бабы (даже медсестры!) у них ходят в платьях, а не в кирзухах-телогрейках-мужских кальсонах и ватных штанах. Я абсолютно убежден, что этот фильм, несмотря на свою абсолютную корректность, ни при каких обстоятельствах не мог бы пойти в советский прокат. Ибо притом, что его можно рассматривать как пародию на наши фильмы «про 22 июня», те ребята смотрятся куда круче. Взрослый-то нормально все воспримет, а ребенок? Представляю, как сногсшибательно подействовал бы на меня сей фильм в лет 10-12! Американцы были бы поставлены в моем рейтинге ниже немцев, но «рэд арми», в свою очередь, оказалась бы ниже японцев! Ведь желтые тоже достойно показаны! Вроде враги, вроде подлые коварные твари которых не жаль уничтожить одним супертермоядерным ударом по островам, но перед боевым вылетом пишут возвышенные письма, одевают на себя повязки с какими-то иероглифами, выпивают стаканчик сакэ. А у нас в фильмах человека посылают на верную, глупую и бессмысленную смерть, а он говорит: «если погибну, прошу считать меня коммунистом!» Если такое было в реале, то я даже не знаю каким термином это можно охарактеризовать. Меня такие эпизоды, люто, бешено бесили. Хотелось, чтобы этот балаган был тут же прерван точным попаданием немецкой бомбы.

Да, так вот, ремарка о том, что справились бы без второго фронта правильная. Справились бы. Точнее: уже бы справились. В 1944-ом. Но чтоб случайно не расшибли себе лоб в порыве творческого энтузиазма и миллионных жертвоприношений и остановились бы там, где планировалось (не в Москве) англо-саксы и высадили свои армии. Про ленд-лиз как таковой в школьных советских учебниках не говорилось ничего. В очень серьезной литературе можно было прочесть данные о количестве поставленных самолетов и о том, что поставлялось продовольствие и автомобили. В заключении называлась неизменная сакральная цифра – 4%. Т.е. общий объем поставок составил 4% от того, что было произведено в СССР. Возникал вопрос: а почему это Сталин так бегал за этими жалкими четырьмя процентами? Что, без них никак? Ну уложил бы лишние пару миллионов, как говорится, не в первый раз. На самом деле, всё это было вранье. Я не буду приводить цифры, благо сейчас все доступно, в том числе западные данные. А из них следует, что американцы обули каждого второго советского солдата, одели 7 из каждых десяти, а накормили так вообще 8 из 10. И что каждый второй советский самолет был примерно наполовину американский. Но основная польза ленд-лиза была даже не в еде, обуви и обмундировании. В конце концов, Гитлера могли остановить и без него. Он, по сути, сам остановился и в 1941 и в 1942. Первый раз под Москвой, которую, в общем-то, защищали незначительные силы, а второй раз  — у Волги и Кавказских хребтов. Вермахт просто реально выдохся. Бакинская нефть немцам не досталась бы любом случае, англичане превратили бы нефтяные поля в лунный ландшафт как только создалась бы реальная угроза их захвата и то, что Сталин направлял все новейшие советские истребители (а с 1942 года и первую партию американских «Аэрокобр») не на «немецкий» фронт, а на «азербайджанский» — вряд ли бы его спасло. Западу нужно было чтобы Сталин в конечном итоге уничтожил Рейх, поэтому нужно было контрнаступать. Вот для этого и потребовался ленд-лиз. А его «незаменимость» состояла в том, что помимо стандартного набора сырья и вооружений, поставлялись вещи, которые в СССР вообще не производились. Сталин реально не смог бы организовать без западных поставок ни одного крупного контрнаступления и события первой половины 1942 это хорошо показали. Московское наступление 1941 года – исключение, больше немцы так не подставлялись, да и под Москвой уже были ленд-лизовские железки. Говорят, что совсем мало их там было. Мало. Но почему-то никто не говорит, что 10 танков в декабре 41-го были куда ценнее, чем 100 танков в июле 44-го.

Как уже говорилось, СССР, на июнь 1941-го уступал Германии (т.е. всей Европе кроме Англии) по своему военно-промышленному потенциалу в соотношении 1 к 2-2,5. Даже в советских источниках говорится, что страна за 1941-42 год потеряла еще треть потенциала. Думается, это вряд ли, ведь только одна Украина давала 33% всего ВВП. Но были ведь еще и Белоруссия и хороший шмат России, включая блокированный Петербург. Плюс потерянные 45-50 миллионов (остались на занятых немцами территориях из 74 млн. что там проживали на момент начала войны). 74- миллиона – это всё население тогдашней Германии. Это солдаты, рабочие, крестьяне, врачи, инженеры. И вот, в середине 1943 года случается чудо! СССР начинает производить вооружения больше чем в Германии! Говорят что «заработали эвакуированные предприятия». Ага. Эвакуированные шахты Донбасса, эвакуированные рудники, эвакуированные электростанции, эвакуированные обогатительные комбинаты и коксохимические батареи. Да, Сталин осуществил беспрецедентную перегруппировку промышленности. Но только той, которая может выпускать конечный продукт, скажем, снаряды или автоматы. И то, только частично. Например, на занятые немцами территории, приходилось 40% железнодорожных путей СССР. А сколько они паровозов и вагонов захватили — точно никто не говорит. Зато они захватили построенный в свое время немцами и превращенный американцами в крупнейший в мире, луганский паровозостроительный завод. Производство паровозов в СССР в 1942-43 гг. исчислялось десятками экземпляров. Недостачу покрыли американцы, поставившие 2000 паравозов. Ну и 11 000 вагонов, ибо с вагонами была напряженка куда большая чем с паровозами. Но и это не самое важное. Железные дороги после немецко-советских наступлений-контрнаступлений представляли весьма плачевный вид. А у нас они тогда давали 95% всех перевозок. Грубо говоря, нужны были рельсы (со шпалами было все нормально, лесорубы Гулага работали хорошо). Много-много рельсов. Причем усиленных. Американцы все поставили. Каждая вторая рельса широкой колеи была американская.
В принципе, всякий кто хочет разобраться в этом вопросе, может взять любую ключевую позицию и самостоятельно ее исследовать. А лучше 2-3 позиции. И тогда станет понятно, что без Америки никакого «изгнания гитлеровцев» не было бы и в помине. Я в следующий раз проведу анализ по своей самой любимой теме – по «электрической» и «электронной». Ведь все знают, что, скажем, без связи, даже самая лучшая в мире армия мгновенно превращается в обычное неуправляемое стадо. Пока лишь скажу, что в этой части доля англо-американцев не пять или двадцать процентов, а фактически все сто.

V.

Когда в 60-е годы XIX века Мольтке-страший планировал контуры будущей войны с Францией, он, создав немецкий Генштаб работающий по круглосуточному графику, настоял, чтобы в ходе войны Генштаб был бы обеспечен системой проводной связи со штабами всех наступающих армий. Таким образом, франко-прусская война стала первой, где координация действий войск шла в непрерывном режиме. О малейшем изменении ситуации тут же становилось известно. Как сказали бы сейчас, управление шло в он-лайновом режиме. Опыт этого гениального стратега тут же возьмут на вооружения все передовые страны, в т.ч. и Россия. В 1895 году в Петербурге инженер Попов продемонстрировал свой приемник-передатчик с помощью которого можно было держать связь без всяких проводов. Началась эра радио.

В 1908 году был изобретен ламповый триод, что дало возможность передавать не только сигналы азбуки Морзе, но звуковые колебания – речь, музыку и пр. У каждого вида связи были свои преимущества и недостатки. Проводная гарантировала практически абсолютную надежность в передаче, но обрыв провода означал и обрыв связи. Кроме того, к проводам можно было подключиться с целью прослушки. Беспроводная не зависела от линии связи, но была чувствительна к атмосферным помехам. Кроме того, эфир мог слушать любой, у кого есть приемник, правда для этого еще во времена Мольтке были разработаны первые кодировки для азбуки Морзе. Кто смотрел фильм «Турецкий гамбит» видел, как это делается. Оператор набирает текст на специальной машинке, которая уже отсылает в линию текст закодированный. Правда, это в фильме было все так красиво. На практике кодировкой иногда пренебрегали, что приводило к фатальным результатам. Вспомним, как в конце августа 1914-го элитные армии Самсонова и Рененкампфа рванули в Восточную Пруссию чтобы оттянуть на себя часть немецких дивизий осаждавших Париж. Так вот, штабы обоих армий общались друг с другом «клером», т.е. обычным текстом передаваемым азбукой Морзе по буквам без перекодировки. Немцы тут же начали внимательно все слушать, предприняли соответствующие меры, заманили обе армии в ловушки у Мазурских озер и поочередно уничтожили.

В советское время отношение к радиосвязи было весьма и весьма странным. Я много изучал историю радиотехники, но до сих пор не могу точно сказать, что это было — идиотство, паранойя или обычная безалаберность. Коммунисты в 20-е годы построили ряд сверхмощных радиостанций на длинных волнах. Их сигналы могли принимать даже жители самых отдаленных уголков Камчатки или Чукотки. Как принимать? На детекторный приемник. Антенна, катушка-вариометр, переменный конденсатор, диод, наушник. Откуда в деревне диоды и переменные конденсаторы? Самодельные. Выпускалось множество литературы на тему как сделать переменный конденсатор из шоколадной фольги, или рассказывалось о простых способах изготовления полупроводниковых диодов из подручных материалов – старых монет, серы, и пр. Мне довелось видеть это даже в тогдашних пионерских журналах. Это сейчас для детей пишут о том, как правильно сосать член и как безопасно заниматься сексом, в т.ч. и анальным, не пренебрегая, разумеется, представителями своего пола. А тогда писали, как из подручных средств построить электростанцию на деревенской речке или организовать в деревне систему радиовещания. Эффект был и очень большой. Например, сигнал передатчика попавшей в бедствие полярной экспедиции Умберто Нобиле принял радиолюбитель Николай Шмидт из глухой деревни Вознесенье-Вохма костромской губернии на самодельный приемник. Но конструирование приемников, это, так сказать, частная инициатива граждан. Нормальные ламповые приемники, с помощью которых можно было слушать не только сверхмощное «Радио Коминтерн» с башни «Москва», но и западные радиостанции, были вещью не просто экслюзивной, но даже более важной чем оружие. Ведь при покупке приемника он регистрировался в специальном отделе НКВД. Выкинуть его тоже было нельзя, сначала его нужно было сдать в это же ведомство которое дало бы заключение о негодности. 2 июля 1941 года поступил приказ об изъятии всех приемников у населения, что и было осуществлено в течении нескольких дней. Зачем народу слушать немецкие победные сводки? Мне один весьма информированный старик рассказывал как это было в Одессе. Красная армия эвакуировалась так оперативно, что забыли уничтожить изъятые приемники, хранившиеся на складе в центре города. Не знаю, расстреляли ли кого-то за подобное головотяпство, но незадолго до входа румын, сталинские соколы разбомбили это здание, а поскольку точностью попаданий они традиционно не отличались, то заодно разбомбили и полквартала. Главное – выполнен приказ.

Эти положения были сняты только в 1957 году, тогда же завод ВЭФ начал выпуск первого массового радиоприемника. Еще строже было с передатчиками. Их разрешалось иметь только специальным организациям («Осоавиахиму») и отдельным людям, таким, как полярные исследователи Кренкель и Шмидт. Понятно, что передатчик, как и приемник — это два устройства через которые информацию можно было передать и принять, причем бесконтрольно. А для религиозно-тоталитарного режима – это самое страшное. В общем, в СССР с началом 30-ых годов сделали упор на проводное вещание и на поддержание количества передатчиков в минимальных количествах. В каждом доме был установлен динамик, а в парках и на перекрестках развешаны рупоры-громкоговорители («ведра»). Таким образом, качество сигнала было очень высоким, а контроль над информацией – стопроцентный. Гитлер и Геббельс по достоинству оценили это сталинское изобретение и планировали после окончания войны сделать в Германии то же самое. Можно с уверенностью сказать, что СССР был безусловным мировым лидером в сфере проводного вещания.
Но с началом войны советская информационная паранойя акунулась и очень сильно. В ночь с 21 на 22 июня 1941 года была выведена из строя практически вся проводная связь вдоль западной границы. Все бы ничего, но ей пользовались и военные. Кто вывел? Говорят, немецкие диверсанты, но это смешно. Сколько ж диверсантов надо было забросить в СССР? Разгадка проще. Вдоль границ жили народы, представители которых с огромным удовольствием и за бесплатно пилили телеграфные столбы и радостно перекусывали советские кабеля связи. Конечно, с подачи немцев, ведь все синхронно было сделано! Достоверно известно, что 22-23 июня в Москву не поступил ни один доклад от штабов приграничных округов. Обвинять штабы не следует, они в свою очередь не получили ни одной сводки из штабов дислоцированных на их территории армий. Причина – та же. Ситуация доходила до абсурда. Так, командующий западным округом (с 22.06 фронтом) Павлов послал 23 июня на самолете гонца в Москву (!) узнать, что вообще происходит и получить приказ что делать дальше. В свою очередь, 24 июня с Москвы в западном направлении вылетел самолет на борту которого находились маршалы Шапошников и Кулик. Их целью было разузнать, что же там творится на западных границах и навести порядок в самое кратчайшее время. Вот такая была связь. Да собственно, любой может прослушать аудиозапись речи Молотова 22.06 и увидеть, что второе лицо страны вообще не представляет себе что происходит. Речь Сталина 3.07 уже более внятна в плане владения ситуацией, но более-менее приличную проводную связь, а значит и координацию войск удалось наладить только к августу. Была еще так называемая ВЧ-связь, но ей пользовались только партийные бонзы. Это был эксклюзив. Суть ее в том, что звуковой сигнал модулируется высокой частотой и загоняется в магистральные ЛЭП, а на другом конце выделяется специальным фильтром и принимается адресатом. Ее в начале 30-ых наладили американцы, поставив соответствующее оборудование. А вот наладить в СССР электронную промышленность у них почему-то не получилось. Возможно потому, что не было такого заказа, а может и по более глубинным причинам. Упущение пришлось экстренно наверстывать в ходе войны.

Возникает вопрос: а почему командующие не связывались при помощи передатчиков? Сложно сказать. Вроде бы передатчики были, но почему-то всегда наталкиваешься на пояснение что они или «не работали» или «работали неудовлетворительно». И само собой раций не было ни на самолетах, ни на танках. Точнее они были, но в единичных экземплярах. Как работали? Не очень. Вот, например, летчик Ф.Архипенко – один из первых советских асов той войны вспоминает: «Рация на ЛАГГ-3 была, но она так трещала, что после того как наушники снял, еще три часа надо было в себя приходить. А уже на «Аэрокобрах» было нормально. Еще только двигатель запустил, а уже с передовой запрос: «10й где ты находишься?» И так у всех. О советской аппаратуре связи говорят или плохо или не говорят ничего. Когда же речь заходит об американской, то тут сплошной позитив. А ведь наладить производство качественных раций куда легче, чем выпуск качественных самолетов. Полноценная фронтовая рация работающая в симплексном режиме (ее же можно ставить на танк или самолет) – это четыре лампы в передатчике и три в приемнике. Радиозавод среднего калибра может выпускать их сотнями тысяч в год. А крупный – миллионами. Почему рации были ненадежны? Да потому что им вообще уделялось малое внимание. Эта тенденция сохранилась вплоть до крушения СССР. Связь всегда была слабым местом. Возможно свою роль сыграла определенная «дубовость» мышления высших советских военачальников. Конечно, 10 тысяч танков выглядят солиднее, убедительнее и важнее каких-то раций, работающих по мутным непонятным принципам. И если в 90-е годы американцы наладили здесь электронную почту, интернет и мобильную связь, то уже с ноября 1941-го они начали налаживать военную связь. В СССР было поставлено 2 000 000 километров полевого телефонного кабеля (50% от того, что получила Красная Армия), 4000 км. Морского кабеля, 35 800 радиостанций, огромное число аккумуляторов и зарядных устройств к ним, 89 000 полевых телефонов, 6000 приемников. Многие радиостанции вообще не имели аналогов в СССР. К 1944 году удельный вес ленд-лизовской электронике в армии на флоте составлял 80%. У меня есть список (не уверен, что полный) электроники, поставленной в СССР по ленд-лизу. Перечень – в 200 страниц. Американцы начали поставлять 3-х и 12-канальные системы высокочастотного телефонирования. Более 300 советских кораблей были оборудованы гидролокаторами для борьбы с немецкими субмаринами, в СССР подобной техники не производилось. Отсутствовало и промышленное производство радиолокаторов. Это ничего. Англичане и американцы поставили столько, сколько просили – 2000 штук. Постоянной связью с командующими всеми фронтами обеспечивали Сталина 250 навороченных американских радиостанций. Правда, в советских источниках вы можете прочитать, что кое-где стояли радиолокаторы СОН-2 производимые в СССР. Но это не совсем так. Эти системы «почему-то» являлись полной копией английского GL-2, были собраны из английских деталей и готовых английских узлов. С таким же успехом я могу назвать свои 2 компьютера собранные из американской и азиатской комплектухи – «украинскими», а себя «компьютеропроизводителем».
К 1943 году, ленд-лизовскими радиостанциями было оснащено 150 советских дивизий, все бронетанковые и все воздушные армии. Радиостанции приходили с инструкциями на русском языке, причем все было разжевано до мелочей.
Это всё, не считая поставок отдельных радиодеталей. Американцы кроме всего прочего смонтировали в СССР два завода по производству электронных ламп – самой важно тогда детали, основе электроники. Сколько американцы поставили ламп по ленд-лизу? Не знаю. Но много, очень много. Я в восьмидесятые регулярно вытаскивал американские лампы из советских бытовых (!) приемников и усилителей 50-х годов выпуска. Мой первый CW-передатчик был собран на американской лампе. Ленд-лизовской. Вытащил уже не помню откуда. Т.е. хватило не только на войну с немцами, но и на послевоенную гонку вооружений и на бытовую технику. Насколько эти поставки были значительны, свидетельствует один любопытный факт. Все кто занимался ламповой техникой, конечно же имеют в своем распоряжении «Справочник по отечественным приемно-усилительным лампам и их зарубежным аналогам» некоего Кацнельсона. Вот я сейчас смотрю его – на все лампы есть американские аналоги. Т.е. можете вытащить американскую и вставить «нашу». Или наоборот. Как угодно. Так что правильно было бы назвать «Справочник по американским лампам и их отечественным аналогам». А вот некоторым специальным телевизионным лампам американских аналогов нет, что тоже понятно: когда начали массово выпускаться советские телевизоры никаких «ленд-лизов» уже не было, ну а с 60-ых американцы уже постепенно переходили на полупроводниковые ТВ. Лампы пришлось разрабатывать свои, и их разработали. К слову, ламповые ТВ у нас сняли с производства аж в 1990 году. На 25 лет позже чем в Японии, Европе и Америке.

 

 

 

VI.

Итак, Советскому Союзу была отведена т.н. «решающая роль в уничтожении фашизма» и у нас этим почему-то принято гордиться. Психологически эта гордость – своеобразная «монополия на мазохизм» ( евреи тоже объявляют себя самым пострадавшим в войне народом, но для них это еще и бизнес, в отличие от). Примерно с таким же успехом можно гордиться что всю жизнь проработал на глупой и опасной для здоровья работе, стал на ней калекой, и в 35 лет превратился в больного старика. И «решающая роль», безусловно, не стала бы таковой, если бы не поставки по ленд-лизу. Когда начинаешь о них говорить, то, как правило приводится два, якобы очень весомых аргумента. Первый, что поставки составляли незначительную часть от произведенного в СССР. То ли 4%, то ли 7%, но никак не больше пятнадцати. С этим мы вроде разобрались. Даже если в общем объеме они и составляли не более 15%, то это были «золотые» 15%, такие, без которых никак нельзя было обойтись. Второй – совсем смешной. Дескать, американцы развернули поставки на полную мощь в 1944 году, когда самая трудная часть войны была позади, а вот в 1941-42, когда в них больше всего нуждались они составляли мизер. Абсурдность подобного аргумента можно понять, если рассмотреть следующий пример.

Возьмем среднестатистического молодого жителя СССР 1940-го года. Условно назовем его «Гоша». Гоше — 18 лет. Гоша может быть кем угодно: умным или дураком, работящим или ленивым, смелым или трусом. У Гоши может быть богатый внутренний мир. У Гоши могут быть большие планы на жизнь, скажем, построить дом, посадить дерево и вырастить сына. Гоша – это такая «вещь в себе». Нулевой уровень. Но в то же время, Гоша – гражданин своей страны. А у страны – большие планы. Недавно она включила в свой состав 4 новые республики и чуть было не включила пятую, плюс существенно увеличила территории еще двух. Над тем, как именно реализовать планы, думает Генштаб. И планы Генштаба – совсем не то, что планы Гоши. Уровень, знаете ли, разный. Для Генштаба Гоша – это просто исходный элемент, который можно мобилизовать в армию. Генштаб всегда должен знать мобилизационный потенциал, т.е. какое количество гош есть в наличии, а для конкретной операции знать примерные невозобновляемые потери, т.е. сколько миллионов гош останутся лежать в земле, а сколько вернутся домой калеками. Перед войной советский моб. потенциал оценивался во внушительную цифру — 34 миллиона и был использован полностью. Даже с перебором, если брать женщин, народных ополченцев и пр. Гоша панически боится государства и по повестке, конечно же, моментально прибежит в военкомат, ибо он знает что будет «в случае если». Но он не знает, что те, кто рассылает ему эти повестки и те, кто уже давно распланировал его жизнь и жизнь миллионов таких как он, оставив ему на эту самую жизнь самые мизерные шансы, тоже запуганы навсегда. В стране выстроена настоящая иерархия страха. Не случайно, уже в годы войны даже самые бесстрашные солдаты и офицеры, на счету которых окажутся десятки и сотни уничтоженных немцев, будут панически бояться попадания в лапы НКВД. Перед тыловыми откормленными ментовскими крысами будут дрожать и генералы, и старшие офицеры, не говоря про более мелкие элементы. Будут дрожать те, кто никогда не дрожал перед «ужасными фашистами». Многие из них в последствии отправятся по этапам, но никто и не пикнет. Из немецких концлагерей многие из них пробовали бежать, причем неоднократно. Из сталинских – никто. Наверху системы стоит вождь – товарищ Сталин. Его боятся все – и министры и маршалы. Но он тоже боится, правда, с виду это не понятно. А вот 3 июля, когда он будет заикаться и стучать зубками о стакан, рассказывая о том, как немецкие танки бороздят просторы «нашей родины», народ поймет что «божество» тоже реально напугано. И начнут лететь на землю гипсовые и гранитные истуканы как только Красная Армия будет экстренно покидать тот или иной город.
Гоша этого всего не знал. Но в Америке знали. И в Германии знали. И в Англии. Да, война началась так, как никто не планировал, к Гитлеру с первого дня пошла просто сумасшедшая добыча. Мега-фарт. Но Гитлер не знал возможности советский промышленности. А американцы знали, ибо они 8-10 годами ранее ее создали. Их задачей было не допустить перемирия между Сталиным и Гитлером ни на каких условиях и они с ней справились, не повторив ошибок Первой Мировой. Именно этим объясняются «пожарные» вояжи в Москву всех этих гарриманов и гарри-гопкинсов после каждого сокрушительного поражения непобедимых сталинских армад. Как они там убеждали Сталина, о чем с ним говорили, как его успокаивали (а может угрожали?) мы никогда не узнаем. Но фронт стоял и перемирия не было. Брест-2 не случился.

Поэтому, говорить что в начале войны «американцы поставляли мизер», неправильно. Американцы, зная сколько потерял СССР и видя что именно заказывает Сталин и в каком количестве он заказывает, поставляли ровно столько, чтобы советская армия могла держать фронт. Как говорил Рузвельт в 1941-м: «мы должны обеспечить сохранения правящего в СССР режима, даже если линия фронта отодвинется к Магадану». Так, очень плавно, военная экономика подсаживалась на ленд-лизовскую иглу, а советский генштаб — стал одним из субъектов в раскладке американского. Когда Штаты полностью перестроили свою промышленность на военный лад, поставки были увеличены и Сталин смог наконец-то наладить контрнаступление по всему фронту. С каждым днем он получал все больше и больше, превращая свою армию в обычный американский иностранный легион, ведь от скорости и количества поставок зависел темп советского наступления, насыщенность армии техникой, а значит и количество потерь. Но все же легионерский характер Красной Армии не был слишком заметен пока война шла на территории СССР. Но в конце марта 1944-го армии вышли на советскую границу и вот тут началось самое интересное.

Официальная советская история и пропаганда, все эти пастернаки, эренбурги и прочие дегенераты симоновы и твардовские, выдумала тогда множество сказочек и песенок на темы «спасения Европы от фашистской чумы» и «освобождения народов находящихся под немецкой оккупацией». Но давайте посмотрим, в какую Европу пришла Советская Армия в 1944 году.

Финляндия – союзник Германии, воюет против СССР. Реальная власть – у бывшего царского генерала.

Румыния — союзник Германии, воюет против СССР

Словакия — союзник Германии, воюет против СССР

Венгрия — союзник Германии, воюет против СССР

Болгария — союзник Германии, в войне против СССР участие не принимает.

Ну и кто там остается из пограничных стран? Польша. Но вряд ли кто-то даст точный ответ: кого поляки ненавидят больше русских или немцев? Так что никакого энтузиазма от прихода Красной Армии поляки не испытывали. Еще Чехия. Но чехи, как самые хитрые из славян, отлично устроились при немцах к которым они привыкли за 300 лет и язык которых не успели забыть за 20 лет своей чебурашечной государственности. Вот вам и «угнетенные страны»

Понятно, что вся трескотня об «освобождении» — была не более чем пропагандистским вздором, да и сам Сталин вряд ли испытывал большой энтузиазм оттого, что миллионы его граждан увидят Европу. Он еще помнил письма советских солдат «освобождавших» в 1940 году Прибалтику, которые ему переправляли по линии НКВД. То, что они увидели, обесценивало всю советскую пропаганду, но все же там был ограниченный контингент. А тут – миллионы. И для того чтобы Сталин таки решился, для того, чтобы он за «просто так» заваливал чужие земли, земли которые никогда не войдут в состав его страны, трупами собственных солдат, он не должен был испытывать недостатка ни в чем. И он его не испытывал. Как только начался «заграничный поход» ленд-лиз окончательно заработал на полную мощь. Интересно, что американцы, помимо всего прочего, поставили Сталину почти 400 тыс. км. колючей проволоки. 10 раз можно было Землю обмотать. Причем основную часть — в последние годы. Интересно, куда она пошла? Уж не для оборудования ли «крытых учреждений», куда из Европы начали доставлять тех, кто увидел ее еще до подхода армии-освободительницы? Впрочем, это мелочь. Но все же с одной вещью Сталин таки испытывал недостаток, причем недостаток этот рос и стал особенно острым в самом конце войны. Американцы могли поставить железки в любых количествах, но людей они не давали. А свои кончались. Я когда-то смотрел статистику по Берлинской операции, так вот, там недокомплект был почти в каждой второй дивизии даже в 1-м Белорусском фронте. Этот тот самый фронт, который Жуков бросал в лобовые атаки на Зееловские высоты. Съела людей война, да и не считал их никто, впрочем, советские маршалы были не чужды биологического мышления и человеческие потери их совсем не беспокоили. Например, все тот же Жуков говорил, что «после войны бабы еще нарожают». Он же очень высоко оценивал роль ленд-лиза: «Вот сейчас говорят, что союзники никогда нам не помогали… Но ведь нельзя отрицать, что американцы нам гнали столько материалов, без которых мы бы не могли формировать свои резервы и не могли бы продолжать войну… У нас не было взрывчатки, пороха. Не было, чем снаряжать винтовочные патроны. Американцы по-настоящему выручили нас с порохом, взрывчаткой. А сколько они нам гнали листовой стали! Разве мы могли бы быстро наладить производство танков, если бы не американская помощь сталью? А сейчас представляют дело так, что у нас все это было свое в изобилии…»

Вообще все действия Красной Армии в Европе выглядят каким-то сюрреалистическим абсурдом, если не держать в голове мысль, что это был обычный иностранный легион и ничего более. Например, Берлинская операция. Потери не посчитаны до сих пор, но исчисляются они сотнями тысяч, не меньше. Да, Берлин взяли. Через месяц ¾ отдали англо-американцам, это, кстати, было оговорено еще в Ялте. Официально скорость в штурме Берлина оправдывалась необходимостью «сделать подарок советскому народу к 1 мая». Сделали. За счет народа, как обычно. В итоге, англоамериканцы не потеряв ни одного человека получили в три раза больше чем те, кто уложил сотни тысяч.
Или возьмем Польшу. Да, англичане с французами «кинули» ее в 1939-м. Но вот в 1945 вернули долг сполна, присоединив солидный немецкий кусок к ее западным границам и почти всю восточную Пруссию. В результате, «уродливое детище Версаля» превратилось в потсдамского «квадратного колобка». Цена вопроса – 700 тыс. жизней советских солдат, кровавые битвы за Бреслау, упорные сражение в Померании. Немцы-то защищали свои земли. А за что билась Красная Армия? За то, чтобы отобрать территорию у одного врага и тут же отдать другому, гораздо более злобному? Мне могут возразить, заявив, что «немцы тоже дрались за Сталинград» или «за Курск». Правильно. Но есть «нюансик». Немцы дрались за территории, на которых они в случае победы стали бы господами. Они дрались за то чтобы быть господами. Ничего подобного в случае с красноармейцами не было. И вернулись они (а вернулись совсем немногие) всего лишь для того, чтобы пахать за пайку на заводе или за палочку в колхозе. «Рядовой Гоша» мог конечно считать себя победителем, но объективно он воевал за сохранение власти партии и лично Сталина на местном уровне и за мировую гегемонию США на глобальном. Что бы он там не думал. Даже такую самоубийственную войну СССР закончил СССР в границах меньших чем те, что он имел 22.06.1941. Да, ему прирезали кусочек Вост. Пруссии с Кенигсбергом, но за это забрали весь Белостокский район и район Перемышля. И Австрия вместе с Веной которая была взята Красной Армией к советской зоне влияния не отошла. И от средиземного моря его отрезали, провернув эффектную комбинацию с «хорватом» Тито (притом, что хорваты воевали на стороне Германии). Уже после окончания войны в Европе, СССР пошел на то, чтобы разорвать мирный договор с Японией и напасть на эту страну. Причины – американцы продолжали поставки по ленд-лизу, а для Сталина они стали допингом, действия которого он стремился продлить на максимальный срок. Но 30 сентября допинг прекратился. Сразу после победы «ужасную Германию» тут же опять приняли в свои, правда, с существенными ограничениями в правах. В Японии создали первоклассную промышленность выпускающую одни из самых лучших товаров в мире. СССР был затянут железным занавесом и превращен в страну-изгой которая вынуждена была противостоять всему миру и, повторюсь, теоретически могла свести результат разве что к ничьей. Не стоит думать, что роль иностранного легиона была какой-то уникальной. Никого же не удивляет, что в Семилетней войне армия Елизаветы Петровны выступала в роли австро-французского легиона, в наполеоновских – английского, а в Первой мировой – англо-французского. Причины мы сейчас анализировать не будем, скажем только, что при «контакте с западом» факторов которые будут играть против, всегда будет больше факторов играющих за. И сомнительная победа будет самым лучшим итогом который вообще можно вообразить.

Впрочем, кое-что американцы вынуждены были делать и сами. Например – разобраться с Японией на Тихом Океане. Здесь «иностранного легиона» не было, тем более, когда японцы так лихо вымели англичан с восточноазиатских баз. А когда в Западном полушарии все было решено, американцы высадились в Нормандии и не встречая особого сопротивления спокойно доехали до Эльбы. 80% немецких дивизий было тогда занято на Восточном фронте, который так прочно держал в руках «великий дядя Джо».

©  M.A. de Budyon Feb. 2009

http://budyon.org/

de.budyon@gmail.com

© Все права защищены

 

Tags: , , , , , , , ,

Рецензии

Техника

Статьи

Оперы