Эстетика курения

Золотой век человечества

American Civil war

Американцы на Луне

Цензура против Интернета

Об изменении породного ряда собак

То, что с годами меняется техника, воспринимается уже вполне обыденно, об этом постоянно говорят в том смысле, что время жизни очередного класса устройств постоянно сокращается, то есть идет то самое «ускорение технического прогресса». Эпоха грампластинок длилась лет сто. Бобинных и кассетных магнитофонов лет 40-50, лазерных дисков —  25-30, ну, в общем, вы поняли. Мода наоборот, хоть и меняется, но идет циклами и периодически повторяется в том или ином виде. Мини-макси, узкое-свободное, темное-светлое. Но я еще не видел исследований на тему как изменяются предпочтения в плане выбора пород собак, а эти предпочтения таки меняются. Тут тоже есть своя «мода» и своя «эволюция».

Принято считать, что человек заводит  собаку «по своему образу и подобию»,  то есть животное должно соответствовать его темпераменту и, отчасти, эстетическим представлениям. Есть, кстати, куча исследований на эту тему, но факт: собака почти всегда похожа на своего хозяина. И внешне, и по повадкам. Причем получается интересно. Знаю я одну семью, у них были только ротвейлеры. Один умирал, заводили другого, потом третьего. Так вот, в молодости они были весьма брутальны, отец семейства являл типаж классического домашнего тирана, хотя, в общем, человек был правильный. У него жил необычайно злой ротвейлер, огромный. Потом, когда ему стало лет 40-50, он превратился совсем в другого человека, гораздо более мягкого, и его очередной ротвейлер был злым скорее на публику. Погавкал, попрыгал пару раз на забор и пошел к себе в будку. Заработал, таким образом, на паек. Сейчас бывший брутальный папаша – добрейший пенсионер, к нему приходят внуки и его нынешний ротвейлер – не более чем плюшевая игрушка. Я и не думал что ротвейлер может быть таким добрым. Это, так сказать, индивидуальный пример, но в свете дальнейших изложений становится понятно, что через предпочтения пород собак можно видеть как меняется психологический настрой эпохи.

В СССР, я говорю про последние 20 лет, была необычайно популярной порода боксер. Наверное, самая популярная порода, я их встречал постоянно и во всех городах в которых бывал. У нескольких наших знакомых были боксеры, я даже малый с одним гулял, вполне умный пес. Сейчас фактически не вижу. На втором месте шли немецкие овчарки, возможно самые универсальные собаки, залегендированные во многих фильмах и книгах. Годятся для много чего. Отчасти они сохранили свою популяцию, но все же теперь их гораздо меньше чем раньше. Было много колли – шотландских овчарок. Считались красивыми, фотогеничными собаками, с ними выпускали плакаты и календари, их часто заводили представители т.н. «приличных семей».  В СССР популяризации этой породы поспособствовал знаменитый американский сериал «Лесси», у нас показывали некоторые серии, там собака-колли – главный герой, по ходу она оказывается умнее большинства людей. Сейчас не помню уже когда этих колли видел в последний раз. Те, кто имел частные дома, часто заводили кавказских овчарок и ротвейлеров, но как по мне, это сложные, опасные породы. Было много доберманов. Часто заводились одинокими дамочками как собака-охранник. Вот идешь, видишь по парку бегает доберман, смотришь – где-то рядом стоит дамочка средних лет. С недовольным лицом.

Из очень больших собак довольно широко были представлены сенбернары и ньюфаундленды. Сейчас не вижу ни тех, ни других. Наверное, много жрут. У меня у соседа был черный ньюфаундленд, возможно самая добрая собака какую я вообще когда-либо видел. Он один раз на радостях сбил меня с велосипеда в грязь. Но сосед как-то пошел с ним в магазин и привязал у входа. Больше этого ньюфаундленда никто не видел.
Из «средних» собак было огромное количество эрдельтерьеров. Английская кучерявая собака, говорят не вызывает аллергию. Антиаллеренная собака. Их во многих фильмах крутили, например, в «Приключениях Электроника». Где сейчас эти массы эрдельтерьеров? Куда делись? Дальше. Было много ризеншнауцеров. Черных и лохматых. Тоже куда-то исчезли. Еще было много сеттеров, но не английских как в омерзительном фильме «Белый Бим», а шотландских, рыжих таких. Прикольная собака. Веселая.

Из относительно мелких, первое место скорее всего держали спаниели. Сейчас их в разы меньше. Потом шли таксы разных видов. Они ревнивые жутко! У меня у знакомого такса бросалась на него когда он орал на свою жену. Замыкали отряд мелочевки пекинесы, их обожали бабушки. То есть обычно конечно бабушки заводили себе разного рода мерзких злых собачек, но бабушки с претензиями – пекинесов. Меня один раз укусил пекинес, жил во дворе у нас. Ну так, куснул. Через
пару дней, когда стемнело, а его еще не загнали домой, я весьма эффектно попал в него куском кирпича, знаете, есть такой характерный звук при попадании большого камня в собаку. Акустический эффект от его визга был сумасшедшим, хозяин выбежал из дома, но почему-то он решил что его пекинеса поцарапали кошки! А то нажил бы себе еще одного врага.

Потом пошли 90-е. Эрдельтерьеров, пекинесов и прочих боксеров как языком слизало, на смену им пришли собаки так называемых «бойцовских пород» запрещенные во всех более-менее приличных странах мира. Их размножали в каких-то безумных прогрессиях. Булей, питбулей, стаффов, бульмастифов, ну вы поняли. Помню эти объявления в газетах: «Мастино-неаполитано. Собака-убийца. Защитит вас в любой ситуации. Щенки из элитного питомника. Телефон такой-то». Для меня образ 90-х – это маленький лысый толстячок с затылком в гармошку, одетый в красный пиджак со жгутом, в черном «гранд-чероки» и с питбулем. Причем я отлично помню, как они хвастались перед друг другом «боевыми» качествами своих «булей». Кто-кого порвал, кто-кого загрыз… Тем, у кого таких собак не было они охотно рассказывали про «силу сжатия челюстей в 2 тонны», про «мертвую хватку», про то, что «можно резать ножом, она все равно не отпустит». Неоднократно слыхал рассказы (причем в разных городах) что владельцы подобных собак специально отлавливали бомжей и скармливали их питбулям и стаффам. Это было нужно «для воспитания агрессии» и вообще «чтобы собака почувствовала вкус». Еще эти собаки очень часто рвали своих хозяев или их детей и я не помню никаких сожалений от кого бы то ни было. Массив владельцев подобных существ, скорее напоминал секту. Думаю, все эти люди имели явные проблемы с самооценкой.

Но 90-е закончились, А через некоторое время пришел Позолоченный Век. С его гламуром, мультяшностью и мимимишностью. Оттого и породы стали доминировать соответствующие. Появились собаки которых до этого никогда не было. Названий пород которых никто не знал. Собаки-игрушки. Как на Цивилизованном Западе. Лабрадоры и ретриверы. Далматины. Бигли. Хаски. Какие-то прикольные совершенно игрушечного вида ушастые охотничьи песики. Йоркширские терьеры. Чухуахуа. Мопсы. Той-терьеры. Хотя в общем можно встретить любую из упомянутых в этой заметке пород. То есть я иду по парку и не боюсь что на меня внезапно кинутся мопс с хаски. Баллончик с газом можно не носить. Очевидно, что глобализация привела к резкому расширению номенклатуры собачьих пород, а сытое время изменило психологическое настроение масс. Вот и завели собак-игрушек вместо психически-нестабильных и эстетически сомнительных бойцовых псов. Пропало это массовое желание «казаться необычайно злым и сильным» и иметь «собаку-убийцу». У меня собаки никогда не было, но если бы заводил, то завел бы себе бигля или лабрадора. По всяким популярным психологическим теориям, таких собак заводят экстраверты любящие перемещаться по местности.

M.A. de B.

25.02.2020

Про бомбардировку Дрездена (75 лет)

Тут в связи с предстоящим юбилеем «большой даты» — окончания Второй Мировой войны и войны в Европе в частности, пошли более мелкие юбилеи. Сначала были Арденны, теперь – Дрезден.

Мне, во всяком случае, в сознательном возрасте, никогда не нравилось как вел большие и не очень большие войны Советский Союз. Но с годами я перестал испытывать какие-то негативные чувства, полностью осознав, что воевал он ровно так как умел и как мог в наличествующей экономической ситуации. Нельзя требовать от человека невозможного, а тем более невозможного от страны. А исходя из этих координат, нужно понимать, что СССР всегда был страной бедной, а в начале 1941-го — очень бедной. И, несмотря на предпринятые беспрецедентные шаги, интеллектуально довольно отсталой. Оттого он не мог себе позволить самые дорогие виды вооружений, хотя от программы строительства т.н. «Большого флота» захватывает дух, особенно когда понимаешь, что всё это хотели затеять в сухопутной стране. Понятно, что она не была осуществлена даже на 10%. И это хорошо. Но СССР не мог себе позволить и стратегическую авиацию, хотя планы тоже были. Причина всё та же: полноценный стратегический бомбер – штука невероятно дорогая и из фанеры на мебельной фабрике его никак не построишь. И летчики там нужны хорошо подготовленные. Примерно тот же расклад был и в Германии, притом, что страна была более богатой и уровень инженерии несравненно выше. Построили более тысячи как бы стратбомберов He-177. «Как бы» — потому что бомбовая нагрузка в 1000 кг. и два мотора это мало! Это просто тяжелый бомбер. Полноценная стратавиация была только у двух стран. Самых богатых. США и Англии. Общим числом почти в 20 тыс. экземпляров. Вот с ее помощью и стирали в пыль немецкие города. А потом – японские. «Дембельским аккордом» сбросили две атомные бомбы. Конечно, стратбомберы в приличном количестве появились позже и у СССР, когда скопировали американский B-29, но вот тогда когда они были очень нужны их не было.

Всё это вспомнилось, когда в новостях замелькали воспоминания о бомбежке Дрездена или, как его назвали «Флоренцией на Эльбе». И хотя по масштабам разрушений она не была самой сильной за время войны, почему-то именно ее всегда вспоминали в СССР. Ни Гамбург, ни Токио, ни Кенигсберг, но именно Дрезден. Я  только в конце 80-х когда много стало доступно узнал о реальных масштабах, но про Дрезден знал всегда, именно из-за непрерывного советского жужжания. И тут возникали интересные моменты, являющиеся следствием синтеза ментальной «святости» и «юродства» — основной формулы мышления и поведения в этой стране. Советская историческая наука, официальная идеология и ее производные, такие как синематограф, явственно испытывали затруднения в однозначной оценке этого события. С одной стороны, вроде как бомбили нацистскую Германию против которой воевал СССР. Причем бомбили тогдашние союзники, а не просто какая-то левая сторона. То есть бомбили правильно. Но с другой, в 70-е годы эти самые союзники были уже давно не союзниками, а формально главными врагами, поэтому нужно было мягко намекнуть на их звериное лицо. Помню как в каком-то брежневском фильме то ли Жуков, то ли Антонов сокрушались докладывая Сталину: «они буквально стерли с лица земли Дрезден!», хотя казалось бы – а что тут такого? Ну стерли и стерли. С другой стороны, ГДР к которой Дрезден тогда относился, была чуть ли не главным союзником, «строила коммунизм» и всё такое. Как официально говорили: первое социалистическое государство на немецкой земле». И, как выяснилось позже, последнее. Так что можно было и посокрушаться.

Та же самая схема, только в еще более усиленном режиме была провернута с Нагасаки-Хиросимой, но исходные условия были проще: СССР формально с Японией тогда еще не воевал, бомбили американцы, причем открыто признавалось что это была демонстрация с целью запугать «советский народ». Даже в школьных учебниках писали: «военной необходимости не было, хотели запугать». Вот поэтому и распространялись эти стенания про «бессмысленность с военной точки зрения». Хотя это событие трудно переоценить со всех точек зрения. Даже сейчас, через 75 лет, эти бомбардировки остаются уникальным явлением, которое не рискнул повторить никто. И военный смысл там очень даже был.

Но атомные бомбы будут чуть позже. Пока же вся мощь американской авиации была в очередной раз продемонстрирована, для чего был выбрал именно Дрезден, хотя Гамбург и Кенигсберг бомбили сильнее. И смотрите что получается: только-только закончилась Ялтинская конференция, где дядюшка Джо тыкал в огромную карту показывая что его армии стоят в 60 км. от Берлина, в то время как англо-американцам до него целых 600 км. Вряд ли это произвело какое-то впечатление, но пройдет два месяца и сталинские фронты останутся на том же расстоянии, а «союзники» подойдут пусть не на 60, но на сто километров. Только между ними и Берлином не будет сплошной полосы из укреплений и минных полей. Оттого штурм Берлина решено будет проводить наскоком, не считаясь с какими-либо потерями. Всё это хорошо известно и в общем даже не интересно. Интересно другое. Почему всё-таки именно Дрезден? Нет, я как бы не против, но почему не Берлин? Берлин был бы эффектнее, ну и как город он более интересен для бомбометания. Ну и даже если Дрезден, то что мешало Миротворческому Альянсу повторить то же самое по Берлину в начале апреля, например. Перед советским наступлением. Ведь союзники же! Вы только представьте, 20 апреля советские войска выходят к окраинам Берлина, Адольф празднует свой последний день рождения и в ночь с 20 на 21 Берлин, каждая улица которого превращена в крепость, становится морем огня. 22 и 23 апреля – еще два дубля. Можно и 24-го повторить, у англо-америки бомберов и бомб сколько угодно. И потери фактически нулевые – за три дня бомбометания по Дрездену потеряли 8 самолетов. Гамбург после операции «Гоморра» стал малопригодным для жизни, оттуда убежало миллион человек. Были бы в Берлине после этого ожесточенные десятидневные бои за каждый дом, гибель целой танковой армии ну и еще много чего? Были бы бои за Рейхстаг если бы он выглядел как Дрезденская опера после налетов? За Дрезден, если что, никаких боев не было, туда просто зашли. И в Гамбург просто зашли. Причем для Берлинской операции советским командованием было выделено 5000 самолетов, что вроде как выглядит внушительно, но при этом роль авиации в ней бы была совершенно ничтожной. Я не находил никаких данных, но уверен что авиация там не выполнила и 5% огневых задач. Все как обычно решали массы пехоты, танков и артиллерии. Оттого потери такие сумасшедшие. Но по-другому было никак, тем более что хотели взять быстро, за 2-3 дня. По итогам, может быть действительно правы те, кто считает, что Дрезден сравняли с землей только потому что не хотели чтобы этот самый красивый город в советской зоне оккупации достался Сталину в фактически нетронутом виде.

Тут впрочем, можно начать копать дальше и задаться вопросом: допустим у Советского Союза внезапно обнаружились бы средства позволяющие осуществить такой налет. Был бы он реально осуществлен? Причем именно не только как военная операция, но и как некая демонстрацию перед другими странами? До испытания атомной бомбы оставалось чуть больше четырех месяцев, но тогда никто (а тем более военные) не представляли себе ее мощь и вообще не знал что оно пройдет успешно. Я  совершенно убежден, что СССР такого никогда бы не сделал. Как и никогда не применил бы ядерное оружие, даже если бы на кон было поставлено само его существование. Он, если кто забыл, вообще развалился без единого выстрела, то есть по факту все горы оружия что он имел оказались не то что бесполезными, но даже вредными. Так что ход событий представляется совершенно предопределенным. И не был Дрезден мирным городом как сейчас пытаются представить. Там были и войска и военные заводы и железнодорожный узел и госпиталя. Режим светомаскировки тоже выдерживался. И плакатики «Feind siecht dein Licht!» тоже везде висели. И вообще, та война уже давно дошла до такой стадии, что не было особых различий между военными и т.н. «мирным населением».

Но это еще не всё. В Дрездене располагалась уникальная картинная галерея и одна из лучших в мире коллекций фарфора. Понимая, что скоро там будет Красная Армия ,ее заблаговременно, но видимо в авральном режиме вывезли в горы на границе с Чехословакией (Богемским протекторатом) и спрятали в пещерах, где их обнаружили советские войска. Примерно 1300 картин. В ужасающем состоянии, размокших, разбухших, порванных. Всё было вывезено в СССР. Десять лет лучшие реставраторы Москвы, Петербурга и Киева возвращали им первоначальный вид. После чего, в 1955 году все они были возвращены… в Дрезден. Безвозмездно. Туда же вернулся и спасенный фарфор. Единственный такой случай в мировой истории. Меня часто спрашивают «что такое юродство»? А вот это оно и есть. С другой стороны, всё это может быть объяснено проще, без «юродства», если допустить что в 1953 году управление СССР полностью перешло к Британской колониальной администрации. Хотя я не сторонник этого концепта.

P.s. В 1935 году Гитлер в одной из своих речей сказал: «Немцы! Через 10 лет вы не узнаете своих городов!»  Кто-то, видимо, своеобразно понял это обещание.

12.02.2020

Про ассоциации которые вызывают разные языки

Мне всегда было интересно, как иностранцы слышат русский язык? Каким он им слышится? Какие вызывает ассоциации? «Водка- блэк кавьяр – достоевски» или что-то более развернутое? Я имею в виду обычных людей, не погруженных в тему. Опросы, которые я проводил, показывают, что он им кажется таким, «непонятно-агрессивным». Ну, ок, допустим так. Но тогда каким им кажется гораздо более грубые (как по мне) польский и чешский языки? Нам вот кажется грубым немецкий, но у нас его просто хорошо знают. Шведский и датский куда грубее, но малоизвестны. «Грубость» языка — это некий баланс гласных и согласных звуков. В итальянском их примерно поровну, слова практически всегда оканчиваются на гласную, вот он и кажется мелодичным. Примерно то же можно сказать про относительно родственный ему румынский. С другой стороны, вьетнамский, где тоже полно гласных, может даже больше чем согласных, мелодичным никак не кажется, выглядит как звукоподражание животному миру. Мяуканье, пение каких-то птиц в джунглях. И ассоциируются все эти желтые языки с гигантской одинаково одетой толпой возделывающей рисовое поле или упаковывающей айфоны или флешки в коробочки. То есть, как мы видим, дело не только в балансе гласных, но в каких-то гораздо более древних пластах сознания, ведь не так давно (по историческим меркам) индоевропейские народы говорили на одном языке. Я вот вполне знаю что многие люди уехавшие в Штаты 20-30 лет назад вполне считают английский таким же своим языком как и русский, но уверен что такой же вариант с Китаем или Эфиопией не пройдет. Ибо языки совсем другие. Чужие. Поэтому я решил обозначить языки которые у меня имеют свой ассоциативный ряд.

Английский. Я бы его переименовал в американский. Американский язык – круто звучит! А то Америка вроде и первая страна в мире, но «своего» языка у нее нет. Это вообще единственная великая страна, без «родного», «имперского» языка, такой вот интересный выворот. В общем, 95% ассоциаций с английским языком у меня привязано именно к Америке, а не к Англии. То есть когда я слышу английские слова, я вижу Америку, а не Лондон или эскадру адмирала Нельсона. К Англии «привязаны» разве что песни «Битлз», ну и некоторые эпизоды Первой и Второй войны. Эвакуация Дюнкерка, например. Английская литература мне не интересна, английской классической музыки как таковой тоже не существует, поэтому образов довольно мало. Только Америка. Теперь буду называть английский язык – американским если на нем говорят не англичане и жители британских доминионов, а «английский английский» — британским!

Испанский. Как и английский, ассоциируется вначале не со своей родиной, в его случае с Испанией, но с испаноязычными странами. С орущими диктаторами и команданте. С Кастро и Ортегой, с Уго Чавесом и Мадурой, с Пиночетом и Виделой, со Стресснером и Норьегой. С наркотраффиком и его боссами. Отчасти с разрывающими микрофоны футбольными комментаторами. «Маррррадооооннаа!!! Буррррррручаааааггааа!» Испанская привязка, впрочем, тоже идет сугубо по линии диктатора Франко с предлагающимися к нему  «Но пассаран», «Патриа о муэрте» и т.п. Хотя язык по-своему стильный и пафосный. В отличие от грустного поругальского с его непрерывным «жу-жу-жу». Примерно таким же грустным и чем-то похожим на португальский является каталонский, я даже часто их путаю.

Французский. Вторая по уровню стиля страна после Италии, но если итальянские ассоциации сформированы все-таки музыкой (песни и оперы), то французский я «учил» по названию духов и прочих парфюмерных средств, по названию домов моды, по маркам вин, по разным словечкам ассоциирующимся с беззаботной жизнью (типа «кафешантан», «ресторан», «бордель», «будуар» «шансон», «мулен руж»). Когда однажды (в школе) я решил таки чисто чтобы заполнить пробел прочесть «Войну и мир» графа Толстого, то на странице 15-й понял что я ничего понимаю и сосредоточился исключительно на чтении французских вставок с переводом мелкими буквами внизу страницы. Могу сказать что французскую часть данного романа я таки прочел. А Париж для меня — такой далекий русский рай, куда в свое время смогли убежать лишь немногие. Сейчас он потерян, возможно навсегда. Если не верите, просто посмотрите любой стрим из парижского метро. Французский язык – это шик, роскошь, гламур.

Немецкий. Как и почти всякий человек в СССР я начал знакомиться с ним через разного рода вопли которые издавались в военных фильмах. «Форвертс!», «Шнелле!», «Хэнде хох!», «Хальт!» ну и так далее. И даже сейчас я могу сказать, что эта ассоциативная привязка действует неизменно, хотя к ней подмешаны готические буквы и готические же соборы, немного опер Вагнера и оперетт Штрауса и Кальмана.

Турецкий. Какая-то кумарно-сладко-рахатлокумная слизь. Кальян, пахлава, халва, танец живота, запах приправ, все эти «предельно честные взгляды» и ятаган за спиной. «Пышь-пышь-мышь-кишьмишь-наташь».

Арабский-персидский. Языки эти изначально совершенно разные, из разных семей, но я хоть и не лингвист, абсолютно уверен что персы переняли от арабов не только множество слов, но и саму манеру говорить – они говорят так, как будто пытаются в кого-то харкнуть. Считается, что немецкий язык грубый. Не знаю, по сравнению с означенными, он просто таки самая сладкая колыбельная мелодия. Иногда листаешь список из принимаемых спутниковых каналов, а их около 4000 и попадаешь на такого гашишного бородатого дедушку в чалме который что –то там орет, на фоне непонятных каракулей и понимаешь что «арабский язык» идеально соответствует тому что он орет, притом что ничего не понятно вообще. Ни одного слова! Всё полностью чужое даже на ментальном уровне.

Итальянский. По него я уже не раз писал. Вот как только выделяю где-то итальянскую речь, тут же ощущаю прилив внезапно накатывающегося счастья. Запах счастья! Il sapore della felicita! Прямо как рефлекс у собаки академика Павлова. Но тот надрессировал ее чтобы слюни текли от включения лампочки, а тут видимо выделяются эндорфины, как только в уши попадают определенные слова. Сейчас-то я многие из них понимаю, а скажем в лет 11 когда этот рефлекс уже работал, не понимал почти ничего. Ни одной отрицательно ассоциации.

Неаполитанский. Тут все просто, на нем я слышал только песни, да и известен он за пределами Неаполя тоже исключительно по песням. Притом, что он как бы грубее итальянского с обилием двойных согласных в начале слов (редкое дело в других языках!), песни на нем возможно самые лучшие которые я когда либо слышал. Оттого ассоциации — самые позитивные. Показательно, что все они написаны в период с 1850 по 1950 год, такой вот однократный взрыв.

Латинский. Практически нет ассоциаций с античной эпохой, только со средними веками и в основном с надписями на камнях, мраморных плитах, храмах и старинными книгами. То есть с тем, что давно умерло, как и этот язык. Я  уверен, что это загадочно-философское его звучание – чистый продукт католицизма и средневековья. Просто не представляюсебе чтобы в римских лупанариях так говорили! Но даже античные надписи на латыни выглядят впечатляюще чисто эстетически.

Идиш. Ассоциации позитивные, так как слова из него я встречал чаще всего в анекдотах и смешных историях. Сам, если нужно придать некой истории смешной или просто несерьезный характер, вставляю туда словечки с идиш. Веселая версия немецкого языка, без «гавканья». Вообще язык был настоящий, живой. Иврит такого впечатления не производит. Жаль что фактически вымер. Впрочем, обширный пласт лексики вошел в русский язык, возможно (это просто предположение и ничего более) через проворовавшихся бухгалтеров и товароведов! Их пытаются неумело вставлять в выходящие сейчас пачками «фильмы про Одессу».

Румынский. Слышал его с самого раннего детства, причем на хорошем уровне: вещали дикторы румынского радио на длинных и средних волнах которые до нас отлично добивали. Много говорят про «диктатуру Чаушеску» но румынское радио катало европейское диско в таких количествах, какие слушателям советских радиостанций и присниться не могли. Поэтому у нас многие его слушали даже в фоновом режиме. И в Молдавии бывал часто, хотя там в исполнении местного населения он звучал не так круто. В общем, ассоциации позитивные, язык очень музыкальный, уступает разве что итальянскому-неаполитанскому и французскому.

10.02.2020

Про исчезновение своего интереса к футболу

Есть у нас место именуемое «Соборкой» — бывшая Соборная площадь, где после взрыва Кафедрального собора в 1936 году устроили сквер. Он вошел в местную футбольную историю, там всё мое детство-юность всегда и во все дни, зимой и летом, в дождь и снег, в мороз и зной, собиралась группа людей и обсуждала всё что касается местной футбольной команды название которой я не хочу произносить по уважительным для меня причинам. Размер группы варьировался от десятка до сотни человек. Любой, кому интересно, мог подойти, послушать, сказать что-то от себя. Обсудить, поделиться соображениями. Официальные власти никак этот «гайд-парк» не пресекали, что было удивительно, но я уверен, что там всегда были наседки и топтуны КГБ. Я не мог понять – как можно в течении столь долгого обсасывать феноменально-бездарную команду? Которой, впрочем, пару раз чуть-чуть везло, входила в первую десятку. Притом, что сам интересовался футболом. А там реально каждое движение обсуждалось, каждый шорох. Всё было наполнено околомагическим смыслом. Впрочем, могу сказать, что знал пару человек иногда посещавших эту тусу, но даже будучи совсем зеленым я котировал их умственные способности крайне невысоко. Одновременно, они же зверели когда я говорил что мне пофиг их любимая команда и вообще за нее не болею, так как ничего в ней не нахожу. Это воспринималось как открытая измена и предательство и меня не начинали бить наверное только потому что я был совсем мелким. Нет, она не то что бы была мне совсем по барабану, мы, бывало, в году ни одного матча не пропускали, но всё же каких-то глубоких чувств никогда к ней не испытывал, мне нравилось само действо, ну и на стадионе всегда можно было услышать какие-то забавные вещи, анекдоты, «рассказы о жизни». От взрослых само собой, когда к началу второго тайма вся водка которую они таскали с собой оказывалась выпитой.

Так получилось, что год когда я начал плотно интересоваться футболом, совпал с годом когда сборная Италии стала чемпионом мира. Все говорили что это неожиданно и несправедливо, что чемпионом должна была стать гениальная (и это правда!) команда Теле Сантаны, но италы на мое неокрепшее сознание впечатление сравнимое с культуршоком произвели и с тех пор я хотел чтобы побеждала только эта команда. На сборную СССР мне поначалу было совершенно наплевать, хотя я мог быть за нее в каком-то конкретном матче, против Польши, например, или против Румынии, меня почему-то бесили все соседи по соцлагерю, кроме ГДР. Но это сборная. А еще надо было определиться с клубом. С командой, как тогда говорили. Разумеется, что нужно было топить за самый лучший в мире. А какой самый лучший? Хе! Это сейчас можно смотреть любой матч любой более-менее известной команды. А тогда в СССР матчи иностранных клубных команд не показывали в принципе. Показывали только когда они играли против советских или минутные фрагменты в «Футбольном обозрении». Пришлось вычислять самую лучшую команду интуитивно-логически. Малолетки ведь на самом деле любят и считают лучшим только то, что кажется самым сильным. Я решил, что если сборная Италии самая сильная в мире, а шесть ее основных игроков играют в «Ювентусе», значит самая лучшая, то есть сильная команда – «Ювентус»! Начал собирать инфо и выяснил что «Юве» ни разу даже кубок чемпионов не выигрывал, что меня удивило. Но следующей весной, вот просто как по заказу, Ювентус вышел в финал этого главного клубного турнира, но проиграл «Гамбургу» 0-1, причем пропустил гол уже на 9 минуте. Не помогла хваленная защита из Джентиле, Кабрини и Ширеа. «Гамбург» за два месяца до победы размазал по тбилисской траве киевское «Динамо», причем все три гола забил нападающий сборной Дании Баструп. Этот матч у нас показывали. Угадайте за кого я был? Но уже в следующем 1984 году, «Ювентус» взял Кубок Кубков, обыграв «Порту», который по пути вынес из турнира донецкий «Шахтер». А невероятно холодной (даже в Италии) зимой 1985 года, на едва очищенном от снега поле в Турине, обыграв «Ливерпуль», взял Суперкубок. Через четыре с небольшим месяца эти команды встретились в Брюсселе на стадионе «Эйзель» в финале Кубка Чемпионов, где «Ювентус» опять победил, хотя единственный гол был забит с явно левого пенальти. Перед началом игры понаехавшие английские жлобы инициировали давку в которой погибло 39 человек. На закуску, в декабре 1985 года «Ювентус» выиграл Межконтинентальный кубок у «Аргентинос Хуниорс» тоже по пенальти. Обзоры этих матчей я слушал по западным радиостанциям. Плюс – микрофрагменты в «Футбольном обозрении». Это то, что теоретически мог знать обычный советский гражданин. В общем, за три года «Юве» выиграл всё что только можно было. Но, повторюсь, этих матчей я не видел. Их не показывали, только фрагменты. Минутные. Посмотрел в 00-е, когда в дома провели интернет. Но это даже было по-своему интересно, фрагменты отлично сохранялись в памяти.

Тем не менее, жизнь как бы налаживалась! События разворачивались. Хотя бы с командой я попал удачно! Всё было необычайно интересно. Всё в первый раз. Это и есть самая сильная сторона детства, по сути, его единственное преимущество, а не какая-то там всеми обозначаемая «беззаботность». Чего-чего, а никакой «беззаботности» там не было и близко, было постоянное напряжение, жили как в джунглях, в условиях непрерывного стресса, хотя таких умных слов я тогда не знал. Но – каждый день был как новая серия увлекательного фильма. Разве что сборная Италии после 1982 долго не могла стать Чемпионом мира, хотя несколько раз до золота оставалось совсем немного. Стала, в 2006-м, после чего итальянский футбол, как по мне закончился. Как в 2002 закончился бразильский. Я не буду говорить что навсегда, но очень надолго, на десятилетия, на много десятилетий.

И вот примерно тогда я внезапно осознал что мой интерес к футболу очень сильно девальвировался, а к клубному так вообще упал до нуля. Подобно тому, как дети достигнув определенного возраста вдруг (тоже внезапно) перестают играть в игрушки. С тех пор если я что-то и смотрел, то только игры ЧЕ и ЧМ, причем совсем без того, былого интереса. Даже к играм сборной Италии я стал совершенно равнодушен. Если в чемпионатах 1982-2006 я помню все составы, могу довольно точно (а в ряде случаев совершенно точно) назвать составы по играм, кто забил, кто был предупрежден и удален, дату игры и в каком городе играли, то уже в чемпионатах 2010-2014 я и пятерых игроков скорее всего не назову и чтобы вспомнить с кем Италия играла надо будет сильно постараться. Последние три чемпионата вообще запомнились крайне фрагментарно, буквально пара матчей, не более. А когда в 2012 году на Украине проходил Чемпионат Европы (я малый такого и предположить не мог!), то имея возможность заранее достать билеты на любой матч я не стал этого делать. Даже на игры сборной Италии. Летом 2014 г . Чемпионат Мира и вовсе оказался событием второго плана, на фона сюжетов разворачивающихся куда ближе чем Бразилия.

Как большой любитель докапываться до всего и влезать во все мелочи, я попытался дать на это ответ для начала самому себе. Главная причина — футбол стал совершенно одинаковым. По моим наблюдениям, унификация началась с года 1990 и завершилась в 2002-м. И тут рулят вполне фундаментальные причины. Во-первых, с годами была найдена некая оптимальная формула подготовки, формула тренировочного процесса. И, самое главное, оптимальная тактика основанная на высочайшей физической готовности. Карлос Билардо – тренер сборной Аргентины золотого состава 1986 года говоривший что «сейчас техника гораздо важнее тактики и стиля» теперь выглядит просто фантазером, так как сейчас тактика и функциональная готовность рулит с колоссальной форой. Сейчас футбол, даже если мы выкинем коррупционную составляющую – это 20 нахимиченных кабанов-бройлеров которые, не только бреют ноги и имеют личных стилистов и парикмахеров, но и бегают в высочайшем темпе 90 или 120 минут. Команда-мечта Валерия Лобановского стала повсеместной реальностью, жаль в его время химия еще не дошла до таких высот. И я уверен, что сегодняшняя сборная Франции (чемпион мира 2018 г.) обыграла бы сборную Карлоса Билардо даже с Марадоной находящимся на пике формы. И саму себя времен пижона Платини тоже бы обыграла. Просто задавила бы. Перебегала. И никакая техника тем французам середины 80-х не помогла бы. Сдохли бы к началу второго тайма.
Во-вторых, футбол, как и все остальное, глобализировался. Как раньше было? И в СССР и в мире. В «Динамо» Тбилиси играли одни грузины, в Арарате – армяне, в «Жальгирисе» — литовцы, в «Реале» испанцы, в «Астон Вилле» — британцы, в «Баварии» — баварцы, в «Гамбурге» — пруссаки. В «Лацио» итальянцы, а в «Стаяуа» — румыны. В Европе разрешалось по два. Ювентус взял Бонека, Платини, потом вместо Бонека — Лаудрупа.  Были конечно свои «схемы», скажем, за английский клуб мог играть шотландец, а за португальский в некотрых случаях бразилец. Но даже при таком малом количестве были вполне себе топовые команды состоявшие только из местных. Из нейтивов. И был свой неповторимый стиль. Сейчас такого нет, команда может быть поголовно из иностранцев или натурализированных иностранцев. Игрок может сегодня бегать за «Барселону», завтра – за «Шальке», послезавтра за «Аякс», а через пять лет за «Ливерпуль». При этом будучи уругвайцем или выходцем из Нигерии. И как мы понимаем, он не будет за все эти команды играть в принципиально разных стилях, тем более, как мы выше говорили, найдена оптимальная «формула футбола». А это ведь типичная картина. Непрерывно идет массовое перемешивание игроков по клубам. И одновременно – перемешивание тренеров. Это раньше все британские команды тренировали британцы. А испанские – испанцы. Я даже не говорю про сборные. Сейчас кто угодно тренирует что угодно. И играет в сборных кто угодно. Отличие сборной от клуба – цвет майки и всё. Вы скажете что нужно гражданство, ну так его сделают. Футбол, таким образом, воспроизводит экономическую модель. Команды – частные фирмы которыми владеют хозяева – миллионеры и миллиардеры. Они могут жить где угодно, вон «рашн бизнесмен» Рома Абрамович получив за три копейки советские заводы построенные может быть зеками при Сталине, гнал на Запад сырье и чисто от нефиг делать купил клуб «Челси». Они нанимают менеджера (тренера), тренер подбирает персонал (игроков). Где хочет и из кого считает нужным. Ну, или на кого денег хватит. Почему я должен как-то сильно переживать за какую-то фирму зарабатывающую бабло для своего хозяина? Вон, разорилась фирма «Кук» — старейшее турагенство. Английское. И какое мне до этого дело? Я там не работаю и оно мои интересы не представляет. Путешествовать можно и без Кука. Или вот я из всех цветных пленок котировал только «Фуджи», когда эпоха пленок закончилась, эта фирма оказалась на нуле, но мне тоже было до лампочки, я перескочил на цифровое фото. Тоже самое и футбол. Прыгать на стадионе, что-то там орать, махать шарфиком или флажком… Ради чего? Гастролерам, гоняющим мяч на поле это пофиг. Все эти ваши эмоции. Люди на работе. Люди гоняют мяч за большие деньги. И весь ваш местечковый «футбольный патриотизм» им до одного места. Они рубят бабло. Они не всегда даже ваш язык понимают. Сегодня они здесь, завтра в другом месте, а послезавтра в третьем. Сегодня они играют за «вашу» команду, а завтра будут играть против нее. И если «Барселона» — крутая команда, то только потому, что в нее влиты соответствующие деньги. Если что, игроков тут же распродадут и не будет никакой «Бареслоны».

То же самое и с игроками. Нет, я понимаю что Кристиан Рональдо, Неймар, Месси, Мирослав Клозе и Гризманн отличные игроки. На школоту, судя по рассказам, производят неизгладимое впечатление. Тем более что наладили выпуск маечек с фамилиями, чего в наше детство быть не могло, так как фамилии начали писать только с 1994 года. Можно ходить в такой маечке и думать что ты – Месси. Но никто из них ничем не лучше чем топ-игроки аналогичных амплуа 20-30 лет назад. Это просто очередные хорошие игроки. И после них будет кто-то во всяком случае не хуже. Я вот думаю, выпускались бы такие майки когда мне было лет 12 и имели бы свободное хождение в СССР (дикое фентези, но всё же может бы грузины-цеховики наладили бы выпуск) кого бы я одел? Наверное, всё таки Росси или Зико. На крайняк – Платини. Да, вот еще парадокс: в СССР не выпускалось никакой футбольной атрибутики. Полный ноль. Даже маечек «СССР», отчего болельщиков этой команды заграницей никогда не было видно. В то время как полстадиона могла быть желтого цвета. Или зеленого. Потенциально спрос на такого рода продукцию в СССР был бы огромным, но даже цеховики выпуск не освоили. Гнали майки с американским орлом или просто с надписью «USA». Поэтому если спросить советского патриота (сейчас их развелось как грязи) «почему ты, тварь, не носила майку с названием и эмблемой своей страны?», он вам может честно ответить что с радостью носил бы, но майки эти в продаже напрочь отсутствовали и не выпускались промышленностью (для спортсменов заказывали у западных фирм типа «Адидаса», не верите, посмотрите записи 70-80-х годов.)

На выходе получается, что в футболе я просто видел всё что можно было увидеть. Это сто раз перечитанная и пересмотренная книга. С залапанными пальцами страницами. Все команды которые мне нравились выиграли всё что можно и не раз, а когда что-то происходит много раз оно теряет свою эксклюзивность. Есть же вещи которые в идеале надо делать однажды. Мне, как это ни странно, сейчас больше нравится смотреть за людьми гоняющими в футбол на обычных площадках, чем все эти «суперматчи» с цветными бройлерами в смешных формах и цветными мячиками. Они конечно играют несравненно хуже, но за просто так.

Да, а туча на Соборке как-то само собой исчезла в начале 90-х. Почему? Думаю, потому, что на народ обрушился поток самой разнообразной информации и открылось невообразимое количество сфер утоления собственного информационного голода. Куда-то специально ехать чтобы непонятно с кем обсасывать местную команду стало неинтересно и бессмысленно.

28.09.2019

Про фактическое уничтожение эстетики курения

Меня часто спрашивают – курю я или нет? Я не знаю что ответить. Если скажу что курю, это будет неправда, за год я, наверное, и пачки не выкуриваю, если брать в неком эквиваленте. Ну и народ понимает слово «курю» как систему, то есть что человек курит каждый день. Если скажу что не курю, тоже будет неверно, потому что я всё-таки иногда курю. На всякий случай, говорю что не курю, чтобы лишних вопросов не было.

Почему я всё-таки иногда курю? А по той же причине, по какой иногда выпиваю: мне нравится эстетика процесса. Я кинестетик, помню ощущения. Ну вот разрывание целлофановой оболочки, открытие пачки, удар по дну, одна-две сигареты «выстреливают» примерно на треть, вытаскивание сигареты, зажигание спички (хотя в зажигалках тоже есть свой шарм, но я ими никогда не пользовался), прикуривание, медленное вдыхание и выпускание дыма, сбивание пепла. Я поэтому и курю редко чтобы процесс не становился привычный, а то весь интерес теряется. Примерно такую же цепочку итераций можно привести и для алкоголя. Собственно эстетика процесса была одной из важных причин по которой я (и миллионы таких как я) начали курить, хотя поначалу это не было понятно. Да, с одной стороны было желание попробовать что делают взрослые, желание стать такими как взрослые. Но этот этап был быстро пройден. Ну попробовали, ну научились, а дальше-то что? А дальше пошел именно эстетический момент, во всяком случае, у меня. Пачки были разные и уже потом я понял насколько грамотно они были сделаны в смысле дизайна. Своеобразные произведение искусства. Эти пачки воспринимались как разные блюда что ли? Вот попробовали «Мальборо», а вот красная пачка со 120 мм коричневыми сигаретами «Морэ», а вот бело-зеленый «Салем», ментоловый. Пачка с верблюдом «Кэмэл». Роскошная пачка ментоловых «Сант-Мориц». Швейцарские. Да… А вы знаете, что эти пачки из тех лет, причем целые, с сигаретами, в целлофане, продают сейчас с интернет-аукционов за очень неслабый ценник. 40-50 долларов – обычная цена, есть и подороже. Единственный сомнительный момент – сохранность табака, как по мне, он уже ни к чему не пригодный и давно пересушенный. Но народ берёт, берет. Зачем? Ну, понятно чтобы не просто покурить. Берут именно для полного погружения в эстетику «того» курения.

Но это только начало! Всё черно-белое кино, за редким исключением, это сплошная эстетизация курения. И документальное тоже. Там курят все, фактически поголовно и везде. А посмотрите на старые фото. Мяковский и Есенин с сигарами-трубками, Бертран Рассел, Черчилль, Кеннеди, Сталин, Кастро, Че, Джеральд Форд, любой может составить длинный список. И какие фото! Причем эти персоны именно что делали постановочные фото с сигаретами, сигарами, трубками. Мыслимое дело чтобы сейчас Макрон или там какой-нибудь дональд туск позировали для истории с сигарами или трубками в зубах? Обама много курил, но ни одной постановочной его фотографии с сигаретой я не видел. Вот. Еще помню как по телеку прошел какой-то черно-белый фильм про белогвардейцев. Там мерзкие белогвардейцы с не менее мерзкими именами типа «Модест Аристархович» сидят на блат-хате, пьют водку и выпускают дым кольцами или через нос. И знаете, у нас в школе уже на следующий день нашлись люди которые начали обучать всех выпускать дым кольцами! А речь, если что, идет о школоте 12-13 лет. Кольца запускать я так и не научился, хотя через нос прикольно выпускать, тем более что стоматолог мне когда-то сказал, что никотиновый дым вполне себе хороший антисептик и у заядлых курильщиков почти никогда не бывает кариеса. Может и носоглотка дезинфицируется? С другой стороны, я ненавидел все эти комнаты для курения, прокуренные помещения, не любил когда курят в хатах. Советский суперфильм «17 мгновений весны» — вообще гимн курению. Там курят все, очень много, но больше всего курит главный герой – мифический советский разведчик «Исаев». А так, вообще курят все – красные, белые, нормальные, подонки, рабочие, крестьяне, академики, конструкторы самолетов и ракет, директора и председатели, менты и зеки, офицеры и генералы.

С курением даже тогда, при СССР, как бы пытались бороться. Как бы. Писали на пачках мелким буквами что «курение вредно для вашего здоровья». Ок, допустим вредно и что? Насколько именно вредно? А работать на цементных или химических заводах не вредно? А кроме заводов у нас были целые города само пребывание в которых было куда вреднее чем какое-то там курение. Несопоставимо вреднее. Почему на вокзалах людей не встречали огромные надписи: «Товарищи! Пребывание в нашем городе вредно для вашего здоровья!» Такое вот было повсеместное ханжество и тупая ложь. Да и сейчас продолжается. На водке, что показательно, каких надписей о вреде не было. А, ну и еще формально сигареты не продавали детям, но на самом деле их почти всегда продавали и купить проблем не было. И уж тем более не смотрели на возраст частные спекулянты у которых можно было разжиться настоящими ништяками! Например, синенькой пачкой «Ротманс».

Но потом странности стали множиться прямо таки в геометрической прогрессии. Сначала реально перестали продавать «детям до 18 лет». Забавно получалось: многие к 16 годам осваивали все виды секса, девки в 17 рожали, а сигареты покупать было нельзя. При этом в необъятных количествах продавались энерджайзеры которые несравненно вреднее любых сигарет. Энерджайзеры пили везде, у меня рядом со двором находился филиал одного пафосного юридического заведения, так возле него все урны были набиты баночками. И это в 10-11 часов утра. Так школота подзаряжалась после бессонных ночей в интернете. Потом резко сократили количество мест где можно курить, по сути разрешив курить только в специально отведенных местах. И, что нам более всего интересно, начали уродовать сигаретные пачки. Сначала гигантскими надписями обещавшими жуткие последствия тем кто курит. Затем уродскими фотографиями легких с раковыми опухолями и прочей патологической анатомии. Затем – общим уродским дизайном. Деяние это было совершенно бессмысленное, я не знаю ни одного человека кто бы бросил курить увидев такие фото. Человеческая психика работает немного по-другому. То есть людей можно пугать, но не мелкими картинками на сигаретных пачках, тем более что мало кто вообще обращает на них внимание. Одновременно исчезла реклама сигарет, а там тоже были свои шедевры. Ну и курение перестали изображать в позитивном ореоле. А еще резко упало среднее качество табака. Да, если хорошие очень дорогие сигареты, но вот такие, обычные, какими были «Мальборо» или «Бонд-стрит» при Брежневе, сейчас совершенно мусорного качества, меня даже один эстет в области курения уверял что там вообще не табак, а некая синтетическая субстанция пропитанная определенными веществами. Вполне может быть.

Но тут внезапно курение получило второе дыхание – на рынок вышли электронные сигареты имеющие несколько другой принцип действия: табак, точнее – табачные смолы там не сгорают, а нагреваются специальным элементом. Оттого и эффект тоже немного другой – нет дыма и вроде как нет вредных смол (пишут что нет, температура нагрева куда ниже чем температура горения). Можно курить в квартире без риска что вся ваша мебель и стены будут вонять куревом. Как разновидность электронной сигареты появился вейпинг – вдыхание разогретого ароматного пара. Вейпинг дорос до уровня целой субкультуры, но ни классические электронные сигареты, ни вейп не выглядят солидно. Вейп вообще ассоциируется с хипстерами и полупокерами в ярких наушниках катающихся на гироскутерах. Но никак не с солидными господами управляющими миром. Тем идут сигары и трубки. В крайнем случае, сигареты. Не, по-своему вейп позитивен, вот идешь по улице и постоянно ловишь запахи то кофе, то шоколада, то ванили, то каких-то фруктов, причем эти запахи довольно устойчивы! Народ активно выпускает ароматический пар (не дым!). Позитивен, но ни разу не солиден.

И, как обычно, самый главный вопрос: а кому это надо? Кто продвигает все эти инициативы? Помню когда я был малый, говорили что табачные кампании специально приплачивают режиссерам чтобы те в фильмах показывали что крутые ребята все поголовно курят, приплачивают знаменитостям чтобы те появлялись на публике с сигаретами определенных марок и это не считая расходов на непосредственную рекламу. И вообще рассказывали про супермощное табачное лобби которое травит народ зарабатывая на вредной привычке миллиарды. Что вот сигареты вообще можно было бы запретить, но буржуй на это не пойдет, так как прибыли важнее всего. При этом скромно так умалчивалось – а почему сигареты не запретят в СССР? Где никаких буржуев нет, а прибыли так вообще не имеют никакого значения. Получается, что влиятельные табачные кампании сами инициировали выпуск однотипных пачек и эти дурацкие, якобы пугающие надписи и рисунки которые все равно никто не читает. Сами загнали свой продукт в маргинальное русло. Сами инициировали всю «борьбу с никотином». Или всё же, некая более мощная сила действительно решила потихоньку отучить народ от табака, во всяком случае в традиционной форме? Зачем? Заботятся о здоровье? Не смешите меня! Уж об этом заботятся меньше всего. Единственная мысль: пересадить его на какие-то другие вещества и эти вещества даже не алкоголь. И не электронные сигареты с вейпами.

15.09.2019


Если Вам очень сильно понравились материалы размещенные на этом сайте, Вы можете внести свой вклад в его развитие и создание новых.

webmoney

Z290747262956
R416230867007
E424498875036
U372790064712

Кинозал

Рецензии

Техника

Статьи

Оперы