Эстетика курения

Золотой век человечества

America`s Civil war

Американцы на Луне

О «Конкордах»

Про мифы и суеверия в позднем СССР

Советский Союз позиционировал себя как «самую читающую и образованную страну в мире» и, наверное, если считать чисто по цифрам проданных книг и выданных дипломов таковым и являлся. В то же время, мы все помним что закончил он невиданным в достоверно-отслеживаемой истории тотальным мракобесием в виде «оздоровительных сеансов Кашпировского и Чумака» которые смотрела весьма значительная часть населения. Причем транслировались сеансы в лучшее время: Кашпировский — в воскресенье вечером, Чумак – ежедневно в утренней развлекательной программе, которую советский планктон включал пока собирался на работу и жрал яичницу с жареной колбасой (в  регионах, где колбаса была). Тем, кто не застал достославные времена, скажу, что во время «сеанса» по телеку несколько минут просто показывали каменную морду Алана Чумака. Утверждалось, что если вы поставите перед телевизором тюбик зубной пасты и потом будете чистить зубы, то они будут крепкими и здоровыми. Или, если прислоните к экрану свой тухес, то пропадет геморрой и запоры. И всё остальное в том же духе. Называлось это действо словом — «заряжать». «Алан Чумак зарядил мне крем для лица!», «Алан Чумак зарядил воду и теперь мы её пьем, у мужа сразу прошел гастрит который он не мог вылечить тридцать лет!». Неистовой силы был человек этот Алан. Хотя с виду не скажешь: голос — противный, а по профессии – спортивный комментатор.

Кашпировский вообще походил на недавно освободившегося из зоны члена банды налетчиков. И я уверен, что ни в одной стране мира никогда не транслировалось ничего подобного, тем более по центральному каналу и в лучшее время. Даже на Гаити с ее культом Вуду и Центральноафриканской Империи с людоедом Бокассой на золотом троне. Таким образом, можно смело и безошибочно констатировать, что при всех своих кажущихся скиллах, подавляющее большинство советских людей ментально были гораздо ниже негров из самых диких и отсталых стран. Чуть позже, в 90-е всё это продолжится как экономическим (МММ и прочие финансовые пирамиды) так и духовным (невероятное количество сект) мракобесием. Кстати, подобное ментальное ничтожество тоже отчасти объясняет мгновенный распад без всякого шума и пыли это якобы невероятно мощной страны.

Но всё  имело и предысторию. И оба шамана, и секты с пирамидами, могли дать столь мощные всходы только на отлично удобренной почве и такая почва была! Началось всё примерно в конце 70-х годов. Тотальная закрытость общества, отсутствие достоверной информации фактически по всем реально насущным проблемам, делали свое дело. Возник «народный фольклор», начали ходить сказки и суеверия, всё как и положено примитивному обществу без развитых каналов обмена информацией.

Про некоторые советские награды

Возник тут у нас вопрос: сколько может стоить орден Ленина? Я начал изучать «рынок» и обнаружил что в СССР оказывается были ОДИНАДЦАТИКРАТНЫЕ (!) обладатели этой награды. То есть высший невоенный орден вручался одному человеку 11  раз, что уже смешно! Представьте себе Суворова у которого 11 орденов Андрея Первозванного. И он все их одел, превратившись в новогоднюю елку. Я вот клянусь, зная как была устроена и функционировала вся эта «советская система» сразу подумал что  одиннадцатикратные чемпионы люди либо сомнительные и мутные в плане деятельности, либо откровенные вредители. И на тебе, не ошибся!

Первый — Патоличев – муж артистки Элины Абрамовны Быстрицкой (играла казачку в «Тихом Доне»). 28 лет возглавлял внешнюю торговлю, превратив СССР в сырьевой и технологический придаток Запада, полностью интегрировав его  в транснациональные схемы. Именно во время Патоличева советская экономика стала зависеть от колебаний цен на Западе. Специально ли он это делал – не знаю, допускаю любые варианты. И пофиг ему было кто там генсек: Хрущев, Брежнев или Андропов. При нем СССР начал закупать хлеб, а потом начал закупать вообще всё.

Второй обладатель еще интереснее: Дмитрий Устинов. Министр Обороны, автор доктрины о длительной интенсивной войне без применения ядерного оружия. Ну, то есть что-то типа Второй Мировой только в 10 раз круче по огневой мощи. С идеей танкового броска от Одера до Гибралтара и Ла-Манша и полного разгрома блока НАТО за 32 дня. Под эту стратегию расписывались планы производства вооружений. Оттого СССР имел к началу 1990 г. 70 тыс. танков (больше чем во всем мире вместе взятом) и 80 тыс. БТРов и БМП, что тоже больше чем во всем мире вместе взятом. Ну и горы другого оружия. Этими горами наклепанными при Устинове воюют даже сейчас и хватит там еще на десять Берлинских операций. Одновременно, на 80% территории страны мясо в продаже принципиально отсутствовало. И много чего отсутствовало. Даже в Москве. Целые регионы жили на подножном корму, хотя те, кто в радиусе покрытия соответствующих электричек, могли ездить на выходные в Москву за колбасой. Армия при Устинове была разложена до уровня беспредельной зоны-малолетки с «прописками», «переводами», «опусканиями» и всеми остальными прелестями. Вишенка на тортике – Устинов был главным, кто толкал идею ввода армии в Афганистан. Брежнев в последний год жизни просматривая сводки с ТВД часто поднимал трубку спецсвязи и буквально орал «Дима! Сколько я буду слышать про этот блядский Афганистан!!!». Был ли Устинов сознательным вредителем? Ну, допустим не был. Но мог ли некий засланный шпион навредить больше, да так чтобы никто ничего не заметил, и ему бы еще насыпали 11 орденов Ленина? Армия Устинова которая готовилась «к длительной интенсивной войне и броску через Арденны к Ла-Маншу» прекратила свое существование в считанные недели, не сделав ни одного выстрела. Отличный итог милитаризации.

Потом я переместил свое внимание на тех, кто имел орден 10 раз. И на тебе: первый в списке Шараф Рашидович Рашидов! Выдающаяся личность, хуле! И вообще, вряд ли в мире когда либо была страна, где в таких диких масштабах раздавали бы все эти нагрудные знаки.

23.09.2020

Об изменении породного ряда собак

То, что с годами меняется техника, воспринимается уже вполне обыденно, об этом постоянно говорят в том смысле, что время жизни очередного класса устройств постоянно сокращается, то есть идет то самое «ускорение технического прогресса». Эпоха грампластинок длилась лет сто. Бобинных и кассетных магнитофонов лет 40-50, лазерных дисков —  25-30, ну, в общем, вы поняли. Мода наоборот, хоть и меняется, но идет циклами и периодически повторяется в том или ином виде. Мини-макси, узкое-свободное, темное-светлое. Но я еще не видел исследований на тему как изменяются предпочтения в плане выбора пород собак, а эти предпочтения таки меняются. Тут тоже есть своя «мода» и своя «эволюция».

Принято считать, что человек заводит  собаку «по своему образу и подобию»,  то есть животное должно соответствовать его темпераменту и, отчасти, эстетическим представлениям. Есть, кстати, куча исследований на эту тему, но факт: собака почти всегда похожа на своего хозяина. И внешне, и по повадкам. Причем получается интересно. Знаю я одну семью, у них были только ротвейлеры. Один умирал, заводили другого, потом третьего. Так вот, в молодости они были весьма брутальны, отец семейства являл типаж классического домашнего тирана, хотя, в общем, человек был правильный. У него жил необычайно злой ротвейлер, огромный. Потом, когда ему стало лет 40-50, он превратился совсем в другого человека, гораздо более мягкого, и его очередной ротвейлер был злым скорее на публику. Погавкал, попрыгал пару раз на забор и пошел к себе в будку. Заработал, таким образом, на паек. Сейчас бывший брутальный папаша – добрейший пенсионер, к нему приходят внуки и его нынешний ротвейлер – не более чем плюшевая игрушка. Я и не думал что ротвейлер может быть таким добрым. Это, так сказать, индивидуальный пример, но в свете дальнейших изложений становится понятно, что через предпочтения пород собак можно видеть как меняется психологический настрой эпохи.

В СССР, я говорю про последние 20 лет, была необычайно популярной порода боксер. Наверное, самая популярная порода, я их встречал постоянно и во всех городах в которых бывал. У нескольких наших знакомых были боксеры, я даже малый с одним гулял, вполне умный пес. Сейчас фактически не вижу. На втором месте шли немецкие овчарки, возможно самые универсальные собаки, залегендированные во многих фильмах и книгах. Годятся для много чего. Отчасти они сохранили свою популяцию, но все же теперь их гораздо меньше чем раньше. Было много колли – шотландских овчарок. Считались красивыми, фотогеничными собаками, с ними выпускали плакаты и календари, их часто заводили представители т.н. «приличных семей».  В СССР популяризации этой породы поспособствовал знаменитый американский сериал «Лесси», у нас показывали некоторые серии, там собака-колли – главный герой, по ходу она оказывается умнее большинства людей. Сейчас не помню уже когда этих колли видел в последний раз. Те, кто имел частные дома, часто заводили кавказских овчарок и ротвейлеров, но как по мне, это сложные, опасные породы. Было много доберманов. Часто заводились одинокими дамочками как собака-охранник. Вот идешь, видишь по парку бегает доберман, смотришь – где-то рядом стоит дамочка средних лет. С недовольным лицом.

Из очень больших собак довольно широко были представлены сенбернары и ньюфаундленды. Сейчас не вижу ни тех, ни других. Наверное, много жрут. У меня у соседа был черный ньюфаундленд, возможно самая добрая собака какую я вообще когда-либо видел. Он один раз на радостях сбил меня с велосипеда в грязь. Но сосед как-то пошел с ним в магазин и привязал у входа. Больше этого ньюфаундленда никто не видел.
Из «средних» собак было огромное количество эрдельтерьеров. Английская кучерявая собака, говорят не вызывает аллергию. Антиаллеренная собака. Их во многих фильмах крутили, например, в «Приключениях Электроника». Где сейчас эти массы эрдельтерьеров? Куда делись? Дальше. Было много ризеншнауцеров. Черных и лохматых. Тоже куда-то исчезли. Еще было много сеттеров, но не английских как в омерзительном фильме «Белый Бим», а шотландских, рыжих таких. Прикольная собака. Веселая.

Из относительно мелких, первое место скорее всего держали спаниели. Сейчас их в разы меньше. Потом шли таксы разных видов. Они ревнивые жутко! У меня у знакомого такса бросалась на него когда он орал на свою жену. Замыкали отряд мелочевки пекинесы, их обожали бабушки. То есть обычно конечно бабушки заводили себе разного рода мерзких злых собачек, но бабушки с претензиями – пекинесов. Меня один раз укусил пекинес, жил во дворе у нас. Ну так, куснул. Через
пару дней, когда стемнело, а его еще не загнали домой, я весьма эффектно попал в него куском кирпича, знаете, есть такой характерный звук при попадании большого камня в собаку. Акустический эффект от его визга был сумасшедшим, хозяин выбежал из дома, но почему-то он решил что его пекинеса поцарапали кошки! А то нажил бы себе еще одного врага.

Потом пошли 90-е. Эрдельтерьеров, пекинесов и прочих боксеров как языком слизало, на смену им пришли собаки так называемых «бойцовских пород» запрещенные во всех более-менее приличных странах мира. Их размножали в каких-то безумных прогрессиях. Булей, питбулей, стаффов, бульмастифов, ну вы поняли. Помню эти объявления в газетах: «Мастино-неаполитано. Собака-убийца. Защитит вас в любой ситуации. Щенки из элитного питомника. Телефон такой-то». Для меня образ 90-х – это маленький лысый толстячок с затылком в гармошку, одетый в красный пиджак со жгутом, в черном «гранд-чероки» и с питбулем. Причем я отлично помню, как они хвастались перед друг другом «боевыми» качествами своих «булей». Кто-кого порвал, кто-кого загрыз… Тем, у кого таких собак не было они охотно рассказывали про «силу сжатия челюстей в 2 тонны», про «мертвую хватку», про то, что «можно резать ножом, она все равно не отпустит». Неоднократно слыхал рассказы (причем в разных городах) что владельцы подобных собак специально отлавливали бомжей и скармливали их питбулям и стаффам. Это было нужно «для воспитания агрессии» и вообще «чтобы собака почувствовала вкус». Еще эти собаки очень часто рвали своих хозяев или их детей и я не помню никаких сожалений от кого бы то ни было. Массив владельцев подобных существ, скорее напоминал секту. Думаю, все эти люди имели явные проблемы с самооценкой.

Но 90-е закончились, А через некоторое время пришел Позолоченный Век. С его гламуром, мультяшностью и мимимишностью. Оттого и породы стали доминировать соответствующие. Появились собаки которых до этого никогда не было. Названий пород которых никто не знал. Собаки-игрушки. Как на Цивилизованном Западе. Лабрадоры и ретриверы. Далматины. Бигли. Хаски. Какие-то прикольные совершенно игрушечного вида ушастые охотничьи песики. Йоркширские терьеры. Чухуахуа. Мопсы. Той-терьеры. Хотя в общем можно встретить любую из упомянутых в этой заметке пород. То есть я иду по парку и не боюсь что на меня внезапно кинутся мопс с хаски. Баллончик с газом можно не носить. Очевидно, что глобализация привела к резкому расширению номенклатуры собачьих пород, а сытое время изменило психологическое настроение масс. Вот и завели собак-игрушек вместо психически-нестабильных и эстетически сомнительных бойцовых псов. Пропало это массовое желание «казаться необычайно злым и сильным» и иметь «собаку-убийцу». У меня собаки никогда не было, но если бы заводил, то завел бы себе бигля или лабрадора. По всяким популярным психологическим теориям, таких собак заводят экстраверты любящие перемещаться по местности.

M.A. de B.

25.02.2020

Про бомбардировку Дрездена (75 лет)

Тут в связи с предстоящим юбилеем «большой даты» — окончания Второй Мировой войны и войны в Европе в частности, пошли более мелкие юбилеи. Сначала были Арденны, теперь – Дрезден.

Мне, во всяком случае, в сознательном возрасте, никогда не нравилось как вел большие и не очень большие войны Советский Союз. Но с годами я перестал испытывать какие-то негативные чувства, полностью осознав, что воевал он ровно так как умел и как мог в наличествующей экономической ситуации. Нельзя требовать от человека невозможного, а тем более невозможного от страны. А исходя из этих координат, нужно понимать, что СССР всегда был страной бедной, а в начале 1941-го — очень бедной. И, несмотря на предпринятые беспрецедентные шаги, интеллектуально довольно отсталой. Оттого он не мог себе позволить самые дорогие виды вооружений, хотя от программы строительства т.н. «Большого флота» захватывает дух, особенно когда понимаешь, что всё это хотели затеять в сухопутной стране. Понятно, что она не была осуществлена даже на 10%. И это хорошо. Но СССР не мог себе позволить и стратегическую авиацию, хотя планы тоже были. Причина всё та же: полноценный стратегический бомбер – штука невероятно дорогая и из фанеры на мебельной фабрике его никак не построишь. И летчики там нужны хорошо подготовленные. Примерно тот же расклад был и в Германии, притом, что страна была более богатой и уровень инженерии несравненно выше. Построили более тысячи как бы стратбомберов He-177. «Как бы» — потому что бомбовая нагрузка в 1000 кг. и два мотора это мало! Это просто тяжелый бомбер. Полноценная стратавиация была только у двух стран. Самых богатых. США и Англии. Общим числом почти в 20 тыс. экземпляров. Вот с ее помощью и стирали в пыль немецкие города. А потом – японские. «Дембельским аккордом» сбросили две атомные бомбы. Конечно, стратбомберы в приличном количестве появились позже и у СССР, когда скопировали американский B-29, но вот тогда когда они были очень нужны их не было.

Всё это вспомнилось, когда в новостях замелькали воспоминания о бомбежке Дрездена или, как его назвали «Флоренцией на Эльбе». И хотя по масштабам разрушений она не была самой сильной за время войны, почему-то именно ее всегда вспоминали в СССР. Ни Гамбург, ни Токио, ни Кенигсберг, но именно Дрезден. Я  только в конце 80-х когда много стало доступно узнал о реальных масштабах, но про Дрезден знал всегда, именно из-за непрерывного советского жужжания. И тут возникали интересные моменты, являющиеся следствием синтеза ментальной «святости» и «юродства» — основной формулы мышления и поведения в этой стране. Советская историческая наука, официальная идеология и ее производные, такие как синематограф, явственно испытывали затруднения в однозначной оценке этого события. С одной стороны, вроде как бомбили нацистскую Германию против которой воевал СССР. Причем бомбили тогдашние союзники, а не просто какая-то левая сторона. То есть бомбили правильно. Но с другой, в 70-е годы эти самые союзники были уже давно не союзниками, а формально главными врагами, поэтому нужно было мягко намекнуть на их звериное лицо. Помню как в каком-то брежневском фильме то ли Жуков, то ли Антонов сокрушались докладывая Сталину: «они буквально стерли с лица земли Дрезден!», хотя казалось бы – а что тут такого? Ну стерли и стерли. С другой стороны, ГДР к которой Дрезден тогда относился, была чуть ли не главным союзником, «строила коммунизм» и всё такое. Как официально говорили: первое социалистическое государство на немецкой земле». И, как выяснилось позже, последнее. Так что можно было и посокрушаться.

Та же самая схема, только в еще более усиленном режиме была провернута с Нагасаки-Хиросимой, но исходные условия были проще: СССР формально с Японией тогда еще не воевал, бомбили американцы, причем открыто признавалось что это была демонстрация с целью запугать «советский народ». Даже в школьных учебниках писали: «военной необходимости не было, хотели запугать». Вот поэтому и распространялись эти стенания про «бессмысленность с военной точки зрения». Хотя это событие трудно переоценить со всех точек зрения. Даже сейчас, через 75 лет, эти бомбардировки остаются уникальным явлением, которое не рискнул повторить никто. И военный смысл там очень даже был.

Но атомные бомбы будут чуть позже. Пока же вся мощь американской авиации была в очередной раз продемонстрирована, для чего был выбрал именно Дрезден, хотя Гамбург и Кенигсберг бомбили сильнее. И смотрите что получается: только-только закончилась Ялтинская конференция, где дядюшка Джо тыкал в огромную карту показывая что его армии стоят в 60 км. от Берлина, в то время как англо-американцам до него целых 600 км. Вряд ли это произвело какое-то впечатление, но пройдет два месяца и сталинские фронты останутся на том же расстоянии, а «союзники» подойдут пусть не на 60, но на сто километров. Только между ними и Берлином не будет сплошной полосы из укреплений и минных полей. Оттого штурм Берлина решено будет проводить наскоком, не считаясь с какими-либо потерями. Всё это хорошо известно и в общем даже не интересно. Интересно другое. Почему всё-таки именно Дрезден? Нет, я как бы не против, но почему не Берлин? Берлин был бы эффектнее, ну и как город он более интересен для бомбометания. Ну и даже если Дрезден, то что мешало Миротворческому Альянсу повторить то же самое по Берлину в начале апреля, например. Перед советским наступлением. Ведь союзники же! Вы только представьте, 20 апреля советские войска выходят к окраинам Берлина, Адольф празднует свой последний день рождения и в ночь с 20 на 21 Берлин, каждая улица которого превращена в крепость, становится морем огня. 22 и 23 апреля – еще два дубля. Можно и 24-го повторить, у англо-америки бомберов и бомб сколько угодно. И потери фактически нулевые – за три дня бомбометания по Дрездену потеряли 8 самолетов. Гамбург после операции «Гоморра» стал малопригодным для жизни, оттуда убежало миллион человек. Были бы в Берлине после этого ожесточенные десятидневные бои за каждый дом, гибель целой танковой армии ну и еще много чего? Были бы бои за Рейхстаг если бы он выглядел как Дрезденская опера после налетов? За Дрезден, если что, никаких боев не было, туда просто зашли. И в Гамбург просто зашли. Причем для Берлинской операции советским командованием было выделено 5000 самолетов, что вроде как выглядит внушительно, но при этом роль авиации в ней бы была совершенно ничтожной. Я не находил никаких данных, но уверен что авиация там не выполнила и 5% огневых задач. Все как обычно решали массы пехоты, танков и артиллерии. Оттого потери такие сумасшедшие. Но по-другому было никак, тем более что хотели взять быстро, за 2-3 дня. По итогам, может быть действительно правы те, кто считает, что Дрезден сравняли с землей только потому что не хотели чтобы этот самый красивый город в советской зоне оккупации достался Сталину в фактически нетронутом виде.

Тут впрочем, можно начать копать дальше и задаться вопросом: допустим у Советского Союза внезапно обнаружились бы средства позволяющие осуществить такой налет. Был бы он реально осуществлен? Причем именно не только как военная операция, но и как некая демонстрацию перед другими странами? До испытания атомной бомбы оставалось чуть больше четырех месяцев, но тогда никто (а тем более военные) не представляли себе ее мощь и вообще не знал что оно пройдет успешно. Я  совершенно убежден, что СССР такого никогда бы не сделал. Как и никогда не применил бы ядерное оружие, даже если бы на кон было поставлено само его существование. Он, если кто забыл, вообще развалился без единого выстрела, то есть по факту все горы оружия что он имел оказались не то что бесполезными, но даже вредными. Так что ход событий представляется совершенно предопределенным. И не был Дрезден мирным городом как сейчас пытаются представить. Там были и войска и военные заводы и железнодорожный узел и госпиталя. Режим светомаскировки тоже выдерживался. И плакатики «Feind siecht dein Licht!» тоже везде висели. И вообще, та война уже давно дошла до такой стадии, что не было особых различий между военными и т.н. «мирным населением».

Но это еще не всё. В Дрездене располагалась уникальная картинная галерея и одна из лучших в мире коллекций фарфора. Понимая, что скоро там будет Красная Армия ,ее заблаговременно, но видимо в авральном режиме вывезли в горы на границе с Чехословакией (Богемским протекторатом) и спрятали в пещерах, где их обнаружили советские войска. Примерно 1300 картин. В ужасающем состоянии, размокших, разбухших, порванных. Всё было вывезено в СССР. Десять лет лучшие реставраторы Москвы, Петербурга и Киева возвращали им первоначальный вид. После чего, в 1955 году все они были возвращены… в Дрезден. Безвозмездно. Туда же вернулся и спасенный фарфор. Единственный такой случай в мировой истории. Меня часто спрашивают «что такое юродство»? А вот это оно и есть. С другой стороны, всё это может быть объяснено проще, без «юродства», если допустить что в 1953 году управление СССР полностью перешло к Британской колониальной администрации. Хотя я не сторонник этого концепта.

P.s. В 1935 году Гитлер в одной из своих речей сказал: «Немцы! Через 10 лет вы не узнаете своих городов!»  Кто-то, видимо, своеобразно понял это обещание.

12.02.2020

Про ассоциации которые вызывают разные языки

Мне всегда было интересно, как иностранцы слышат русский язык? Каким он им слышится? Какие вызывает ассоциации? «Водка- блэк кавьяр – достоевски» или что-то более развернутое? Я имею в виду обычных людей, не погруженных в тему. Опросы, которые я проводил, показывают, что он им кажется таким, «непонятно-агрессивным». Ну, ок, допустим так. Но тогда каким им кажется гораздо более грубые (как по мне) польский и чешский языки? Нам вот кажется грубым немецкий, но у нас его просто хорошо знают. Шведский и датский куда грубее, но малоизвестны. «Грубость» языка — это некий баланс гласных и согласных звуков. В итальянском их примерно поровну, слова практически всегда оканчиваются на гласную, вот он и кажется мелодичным. Примерно то же можно сказать про относительно родственный ему румынский. С другой стороны, вьетнамский, где тоже полно гласных, может даже больше чем согласных, мелодичным никак не кажется, выглядит как звукоподражание животному миру. Мяуканье, пение каких-то птиц в джунглях. И ассоциируются все эти желтые языки с гигантской одинаково одетой толпой возделывающей рисовое поле или упаковывающей айфоны или флешки в коробочки. То есть, как мы видим, дело не только в балансе гласных, но в каких-то гораздо более древних пластах сознания, ведь не так давно (по историческим меркам) индоевропейские народы говорили на одном языке. Я вот вполне знаю что многие люди уехавшие в Штаты 20-30 лет назад вполне считают английский таким же своим языком как и русский, но уверен что такой же вариант с Китаем или Эфиопией не пройдет. Ибо языки совсем другие. Чужие. Поэтому я решил обозначить языки которые у меня имеют свой ассоциативный ряд.

Английский. Я бы его переименовал в американский. Американский язык – круто звучит! А то Америка вроде и первая страна в мире, но «своего» языка у нее нет. Это вообще единственная великая страна, без «родного», «имперского» языка, такой вот интересный выворот. В общем, 95% ассоциаций с английским языком у меня привязано именно к Америке, а не к Англии. То есть когда я слышу английские слова, я вижу Америку, а не Лондон или эскадру адмирала Нельсона. К Англии «привязаны» разве что песни «Битлз», ну и некоторые эпизоды Первой и Второй войны. Эвакуация Дюнкерка, например. Английская литература мне не интересна, английской классической музыки как таковой тоже не существует, поэтому образов довольно мало. Только Америка. Теперь буду называть английский язык – американским если на нем говорят не англичане и жители британских доминионов, а «английский английский» — британским!

Испанский. Как и английский, ассоциируется вначале не со своей родиной, в его случае с Испанией, но с испаноязычными странами. С орущими диктаторами и команданте. С Кастро и Ортегой, с Уго Чавесом и Мадурой, с Пиночетом и Виделой, со Стресснером и Норьегой. С наркотраффиком и его боссами. Отчасти с разрывающими микрофоны футбольными комментаторами. «Маррррадооооннаа!!! Буррррррручаааааггааа!» Испанская привязка, впрочем, тоже идет сугубо по линии диктатора Франко с предлагающимися к нему  «Но пассаран», «Патриа о муэрте» и т.п. Хотя язык по-своему стильный и пафосный. В отличие от грустного поругальского с его непрерывным «жу-жу-жу». Примерно таким же грустным и чем-то похожим на португальский является каталонский, я даже часто их путаю.

Французский. Вторая по уровню стиля страна после Италии, но если итальянские ассоциации сформированы все-таки музыкой (песни и оперы), то французский я «учил» по названию духов и прочих парфюмерных средств, по названию домов моды, по маркам вин, по разным словечкам ассоциирующимся с беззаботной жизнью (типа «кафешантан», «ресторан», «бордель», «будуар» «шансон», «мулен руж»). Когда однажды (в школе) я решил таки чисто чтобы заполнить пробел прочесть «Войну и мир» графа Толстого, то на странице 15-й понял что я ничего понимаю и сосредоточился исключительно на чтении французских вставок с переводом мелкими буквами внизу страницы. Могу сказать что французскую часть данного романа я таки прочел. А Париж для меня — такой далекий русский рай, куда в свое время смогли убежать лишь немногие. Сейчас он потерян, возможно навсегда. Если не верите, просто посмотрите любой стрим из парижского метро. Французский язык – это шик, роскошь, гламур.

Немецкий. Как и почти всякий человек в СССР я начал знакомиться с ним через разного рода вопли которые издавались в военных фильмах. «Форвертс!», «Шнелле!», «Хэнде хох!», «Хальт!» ну и так далее. И даже сейчас я могу сказать, что эта ассоциативная привязка действует неизменно, хотя к ней подмешаны готические буквы и готические же соборы, немного опер Вагнера и оперетт Штрауса и Кальмана.

Турецкий. Какая-то кумарно-сладко-рахатлокумная слизь. Кальян, пахлава, халва, танец живота, запах приправ, все эти «предельно честные взгляды» и ятаган за спиной. «Пышь-пышь-мышь-кишьмишь-наташь».

Арабский-персидский. Языки эти изначально совершенно разные, из разных семей, но я хоть и не лингвист, абсолютно уверен что персы переняли от арабов не только множество слов, но и саму манеру говорить – они говорят так, как будто пытаются в кого-то харкнуть. Считается, что немецкий язык грубый. Не знаю, по сравнению с означенными, он просто таки самая сладкая колыбельная мелодия. Иногда листаешь список из принимаемых спутниковых каналов, а их около 4000 и попадаешь на такого гашишного бородатого дедушку в чалме который что –то там орет, на фоне непонятных каракулей и понимаешь что «арабский язык» идеально соответствует тому что он орет, притом что ничего не понятно вообще. Ни одного слова! Всё полностью чужое даже на ментальном уровне.

Итальянский. По него я уже не раз писал. Вот как только выделяю где-то итальянскую речь, тут же ощущаю прилив внезапно накатывающегося счастья. Запах счастья! Il sapore della felicita! Прямо как рефлекс у собаки академика Павлова. Но тот надрессировал ее чтобы слюни текли от включения лампочки, а тут видимо выделяются эндорфины, как только в уши попадают определенные слова. Сейчас-то я многие из них понимаю, а скажем в лет 11 когда этот рефлекс уже работал, не понимал почти ничего. Ни одной отрицательно ассоциации.

Неаполитанский. Тут все просто, на нем я слышал только песни, да и известен он за пределами Неаполя тоже исключительно по песням. Притом, что он как бы грубее итальянского с обилием двойных согласных в начале слов (редкое дело в других языках!), песни на нем возможно самые лучшие которые я когда либо слышал. Оттого ассоциации — самые позитивные. Показательно, что все они написаны в период с 1850 по 1950 год, такой вот однократный взрыв.

Латинский. Практически нет ассоциаций с античной эпохой, только со средними веками и в основном с надписями на камнях, мраморных плитах, храмах и старинными книгами. То есть с тем, что давно умерло, как и этот язык. Я  уверен, что это загадочно-философское его звучание – чистый продукт католицизма и средневековья. Просто не представляюсебе чтобы в римских лупанариях так говорили! Но даже античные надписи на латыни выглядят впечатляюще чисто эстетически.

Идиш. Ассоциации позитивные, так как слова из него я встречал чаще всего в анекдотах и смешных историях. Сам, если нужно придать некой истории смешной или просто несерьезный характер, вставляю туда словечки с идиш. Веселая версия немецкого языка, без «гавканья». Вообще язык был настоящий, живой. Иврит такого впечатления не производит. Жаль что фактически вымер. Впрочем, обширный пласт лексики вошел в русский язык, возможно (это просто предположение и ничего более) через проворовавшихся бухгалтеров и товароведов! Их пытаются неумело вставлять в выходящие сейчас пачками «фильмы про Одессу».

Румынский. Слышал его с самого раннего детства, причем на хорошем уровне: вещали дикторы румынского радио на длинных и средних волнах которые до нас отлично добивали. Много говорят про «диктатуру Чаушеску» но румынское радио катало европейское диско в таких количествах, какие слушателям советских радиостанций и присниться не могли. Поэтому у нас многие его слушали даже в фоновом режиме. И в Молдавии бывал часто, хотя там в исполнении местного населения он звучал не так круто. В общем, ассоциации позитивные, язык очень музыкальный, уступает разве что итальянскому-неаполитанскому и французскому.

10.02.2020

Кинозал

Рецензии

Техника

Статьи

Оперы