Мои Телевизоры

Поговорим о школе

Шумер против Египта

Бороды, наколки, качки

Обратно в мавзолей



«Дело Сакалаускаса»

1.

1987 год начался весьма и весьма оптимистично. На дворе стояла перестройка, а в обиход было запущено новое слово “гласность”, что в переводе на нормальный язык было воспринято как возможность говорить “всё как есть”. Потом один человек объяснил мне, что сам этот термин пошел от иудейских раввинов которые “оглашали” специальными значками древние тексты, ведь в иврите, как и остальных семитских языках гласные буквы никак не обозначаются. То есть “гласность” подразумевала расстановку неких “правильных акцентов” на вещах которые нас окружают. Началась гласность с “разоблачения” бюрократов которые “тормозят перестройку”, но этого было мало. Нужно было ударить про трем неприкасаемым китам советской системы – по партии, по армии и по ментам вместе с КГБ. Начать решили с армии и это, в общем, правильно. Там служило все мужское население и для срывания “священного савана” не нужно было прилагать серьезные усилия. Нужно было просто подобрать подходящий случай.

2.

sakА подходящие случаи происходили в армии фактически постоянно. Многолетний министр обороны СССР Дмитрий Устинов, ни дня в ней не прослуживший, но имеющий звание Маршал Советского Союза, окончательно довел этот важный социальный институт до некой смеси беспредельной зоны, не слишком рентабельного колхоза и трудового лагеря. Но информация о реальном положении в армии была полностью табуирована. По телевизору крутили передачи “Служу Советскому союзу”, где в течении часа показывали как солдаты с правильными славянскими лицами, в отлично подогнанных формах, с надраенными пуговицами и бляхами и начищенными сапогами “осваивают новую технику”, “повышают свою боевую и политическую подготовку” и “передают знания молодым”. Такой себе паркетный гламур в погонах.

Но в марте 1987 года весь этот квазимилитаристский сироп предназначенный разве что для поднятия боевого духа домохозяек был спущен в унитаз. Одним легким движением. Чьим? Понятья не имею, но очевидно, что инициатива исходила из Кремля. А еще через два месяца, 19-летний Матиас Руст посадит свой самолет возле этого самого Кремля и армия будет полностью нивелирована не только как сила политическая, но и как сила военная.

Начиналось все так…

3.

24 февраля 1987 года в четвертом часу ночи спецэшелон N 934 МВД СССР прибыл в Ленинград и остановился на дальнем перроне Московского вокзала. Пассажирами были узники «Крестов» которых развозили по концлагерям Урала и Сибири.

В вагоне N 001/76040 почему то было тихо. Дверь караульного купе была приоткрыта. Прапорщик передернул затвор и ногой толкнул дверь. На грязном, промокшем от крови полу валялась куча тел, прикрытая двумя матрацами. Прапорщик даже не стал их пересчитывать. Было очевидно, что весь наряд караула мертв. Чуть позже выяснилось, что одного человека все же не хватает, а именно рядового Сакалаускаса.

Из материалов дела:

«…23 февраля 1987 года около 15.00 Манхуров Джамалов подняли с постели отдыхавшего после несения дежурства Сакалаускаса и потребовали пройти с ними в туалет. В туалете они с применением угроз, сопровождавшихся избиением, заставили Сакалаускаса расстегнуть брючный ремень и стащили с него брюки до колен. После этого Манхуров стал удерживать Сакалаускаса, создавая тем самым условия, чтобы насильственно совершить акт мужеложства…. Во время попытки изнасилования Сакалаускас потерял сознание. Продолжая издевательства над ним и глумление, Манхуров и Джамалов поднесли к оголенным местам ног Сакалаускаса зажженные спички, а когда он от боли очнулся, Джамалов пригрозил ему, что позже его изнасилует весь личный состав сквозного караула. После ухода Манхурова и Джамалова из туалета Сакалаускас помылся и сменил кальсоны… Проходя по коридору, он увидел, что начальник караула спит, а металлический ящик с пистолетами не заперт. Воспользовавшись этим обстоятельством, он зашел в купе, похитил два пистолета и в туалете зарядил их. После этого направился в купе для личного состава караула. Проходя мимо купе начальника караула, Сакалаускас, опасаясь, что Пилипенко проснется, произвел выстрел ему в голову. Затем прошел в купе, в котором к тому времени находились военнослужащие Семенов, Нечаев, Джамалов, Гатауллин, Синицкий, Манхуров и проводник Дашкиев и играли в карты. Остановившись в проеме дверей купе, которые были открыты, держа два пистолета в руках, он начал стрелять из них по находившимся в купе военнослужащим и проводнику.

Когда патроны в пистолетах за кончились, Артурас Сакалаускас, бросив один из них на пол, прошел в купе начальника караула, взял там из металлического ящика третий табельный пистолет, перезарядил пистолет, находившийся у него, и вновь пошел в купе личного состава. К этому времени дверь в купе оказалась закрытой. Сакалаускас произвел несколько выстрелов через дверь, а также в потолок в направлении багажного отделения, где находились Семенов и Нечаев. После этого он открыл дверь и продолжил стрельбу в раненых. В это время прапорщик Пилипенко, придя в сознание, вышел из купе. Сакалаускас, увидев его, произвел несколько выстрелов в прапорщика. Раненый Пилипенко пытался убежать в направлении помещения кухни, однако Сакалаускас произвел несколько выстрелов ему вдогонку. Смертельно раненный прапорщик упал на пол коридора напротив кухни. По окончании патронов в пистолетах Сакалаускас бросил их и взял еще два пистолета в купе начальника караула, вновь подошел к купе личного состава и продолжил стрельбу в находившихся там лиц. Раненый начальник караула Пилипенко, пытаясь спрятаться, заполз в помещение вагонной кухни, где впоследствии умер от полученных ранений и острой кровопотери.

Всего Артура сом Сакалаускасом было произведено 46 выстрелов, 33 достигли цели, 18 — стали смертельными. Убедившись, что расстрелянные им лица мертвы, Сакалаускас забросал их матрацами. Потом зашел в купе начальника караула и переоделся в форму прапорщика, похитив также его «дипломат» с личными вещами и деньги. Уложив в «дипломат» пять пистолетов, он снял у проводника Дашкиева наручные часы, а в помещении кухни, где находился труп Пилипенко, Сакалаускас взял для себя продукты, которые также сложил в «дипломат». Свое обмундирование сжег в топке вагона. На станции Бабаеве Вологодской области поезд произвел остановку, и в 16.35 Сакалаускас покинул вагон, захлопнув при этом за собою дверь».

Вот так! Круто, да? Но у Сакалаускаса был доступ к оружию, вот что важно. Здесь вообще уместно заметить, что сейчас солдат может прослужить весь срок и ни разу не прикоснуться к оружию. А ведь еще в начале ХХ века оружие стояло непосредственно в казарме. И, заметьте, никто никого не убивал. И “неуставняка” в позднесоветском понимании тоже не было, ибо как-то трудно заставить человека делать нечто противоестественное, если он в любой момент может схватиться за ствол. А потом оружие убрали. Подальше. В сейфы, в спецпомещения и т.д. Термин “вооруженные силы” стал во многом фикцией.

Откуда же были получены “показания по делу”? Ну вначале от самого Сакалаускаса. Но он, что называется, лицо заинтересованное. Поэтому в свидетели привлекли зеков, которых опрашивали потом по бесконечным зонам и тюрьмам. Я помню, как по телевизору показывали одного зека с того вагона. Такой себе жилистый мужичок лет 40 с “туберкулезным” голосом. Помню, как он сказал: “Я по зонам – с 16 лет, но такого беспредела еще не видел”. То есть армейский беспредел превосходил зоновский.

4.

Хит-парад Артураса Сакалаускаса:

1. Старший сержант Семенов (макал Артураса головой в унитаз, лишал сна, избивал) — одна пуля в затылок, две в сердце.

2. Повар Гатауллин (засыпал в порцию «духа» полстакана соли или песка, часто лишал завтрака или обеда) – три пули в голову.

3. Проводник Дашкиев (сам не избивал, но подначивал “дедов”) – обойма в тело.

4. Рядовой Джамалов (попытка совершить акт мужеложства) — много пуль в тело и голову

5. Рядовой Манхуров (попытка совершить акт мужеложства) — много пуль в тело и голову

6. Сержант Нечаев — много пуль в тело и голову

7. Рядовой Синицкий — много пуль в тело и голову

Сим победиши!

5.

В 1989 году по мотивам этих событий был поставлен фильм “Караул”. А вообще, этот эпизод сразу был раскручен на полную катушку. Газеты, журналы и телевидение заполонили публикации с описаниями армейских ужасов. Армия представала не “школой жизни”, а местом где вашего сына, внука, брата, друга или просто знакомого, будут регулярно избивать, макать головой в унитаз, кормить разного рода дерьмом, ну и при первой возможности превратят в педераста. Именно осенью 1987 года было первое массовое уклонение от призыва. Сначала в Москве и крупных городах, потом – в не очень крупных, а к 1989 году масштаб явления принял просто таки угрожающие размеры. Те, кто уклонялись ходили в героях! Помню типичные разговоры того времени:

  •  О, Дима привет!
  • Здарова!
  • А ты чё, не в армии?
  • Я чё, поц туда идти? Вон у меня уже дома пачка повесток, в том числе и в суд, менты несколько раз наламывались, но я пока у бабки живу от греха подальше.
  • А, ну молодец! А мне знакомая врачиха сделала липовую справку что у меня внутричерепное давление, щас обследование прохожу, пока дали отсрочку на полгода, потом еще что-нибудь придумаем”.

Это была настоящая тотальная война молодежи с разлагающейся советской системой. Причем никто ни с кем не договаривался. Армия считалась совершенно идиотским институтом, куда человеку считающему себя нормальным идти было “в западло”.

6.

А что же сам Сакалаускас? Ему невероятно повезло. Повезло в том, что он родился не русским. В его случае – литовцем. Был бы русским – осудили бы и расстреляли без разговоров. Ему было куда бежать – в Литву. Там его защитят. Тем более что до Литвы было не очень далеко по масштабам огромной страны.

Итак, он сошел в Бабаеве, решив пешком пробираться к себе. Странно, что он решил идти туда через Петербург, где на него со всех стен смотрели его же фотографии. Он двое суток прятался в подворотнях, ночевал на чердаках, в то время как его фэйс не только украшал стены в тысячах экземплярах, но и каждый час демонстрировался по телевизору. Известно, что Варшавский вокзал, от которого шли поезда в Прибалтику, постоянно прочесывался военными и милицейскими патрулями. Само собой возле касс стояла большая фотография.

Вскоре, Сакалаускас сел в один из автобусов, где его быстро опознал один ссученый пассажир и доложил “куда надо”. Через полчаса он давал первые показания.

Дальше всё было сделано очень грамотно. Сначала врачи судебно-психиатрического института им. Сербского признали Сакалаускаса вполне здоровым, но перед этапом в “Кресты” его поместили в “Матросскую тишину” где кололи какую-то химию, по видимому совершенно безобидную, но создающую видимость психического заболевания.

Через месяц “психбольного” Сакалаускаса привезли в Питер, где повторное медицинское обследование выявило “непрерывно прогрессирующее хроническое психическое заболевание”. Так “убийца с расстрельной статьей” стал обычным психбольным. “Полечив” его еще некоторое время, его отправили в Литву, где он прошел курс реабилитации и был выпущен на свободу. А в марте 1990 года, ровно через три года после того как он расстрелял семерых уродов, Литва провозгласила независимость и вышла из состава этого пестрого горластого плохо проветриваемого неуютного барака. Конечно, здесь поработало литовское партийное лобби. Литва, и вообще Прибалтика, тогда были головной болью Москвы и, думаю, литовские коммунисты легко договорились “отмазать” своего земляка.

7.

Вот собственно и всё. Всё что касается непосредственно этого инцидента. Само собой у нас (я тогда учился в 9 классе и полным ходом готовил нужные документы чтобы не пойти в армию) “дело” обсуждалось живейшим образом. Показательно, что публика сразу же разделилась. Те, кого мы традиционно именуем “быдлом” просто таки рвали и метали, желая смерти “офигевшему уроду” который “положил семь пацанов”. Смех в том, что через 2 года все эти субъекты отправились в армию, где возможно с ними делали то, что делали с Сакалаускасом. С маленькой разницей – они никого не убили. У меня литовец ходил просто в супергероях. Знаете, мы часто писали сочинения на тему “героев пионеров”, “героев комсомольцев” и прочих подобных советских “козлов”, если использовать зековскую терминологию, но все эти “козлы” закончились во время советско-немецкого конфликта 1941-45 гг. При Хрущеве героев лепили из космонавтов, а при Брежневе, когда космонавты всем надоели, героев не стало совсем. Ну какие герои при Брежневе? Сами подумайте. И тут – на тебе, есть герой! Артурас Сакалаускас – хладнокровно с двух рук замочивший семь тварей, садистов и педерастов. Но про него школьники сочинений не писали.

Литовский режиссер Стаулюс Бержинис, снявший об этом деле документальный фильм “Кирпичный флаг” объехал семьи погибших, которые единодушно грозились в кинокамеру, что найдут Сакалаускаса и убьют его. Разумеется, что никто никого не находил и не убивал. Сакалаускас и сейчас жив, здоров и занимается бизнесом.

Показательно, что “обмен мнениями” показывали и в разных молодежных телепередачах, их тогда развелось видимо-невидимо. Расклад тот же самый. Те, что за Сакалаускаса, антропологически очень выгодно отличались от тех, кто выступал “за педерастов”. Это слишком бросалось в глаза, знаете, такой себе совковый тип – короткие шеи, маленькие неглубоко посаженные глаза, короткие толстые руки, брахицефальные черепа на массивном теле, осанка раба. Что-то гунно-болотно-степное и дегенеративное. Хотелось залить их всех напалмом. И вообще, отношение к поступку Сакалаускаса было своеобразным маркером который лично для меня показывал всё.

P.S. В середине 90-х годов на меня произвел впечатление еще один эпизод, но я его видел один раз в некой передаче, а поскольку интернета тогда не было, собрать какую-то другую информацию было нереально. Суть в том, что солдат-дед, которому до дембеля оставалось примерно месяца четыре, расстрелял 11 человек (насколько я помню), в своей казарме. Все бы ничего, но у него нашли дневник, в котором он описывал всех своих сослуживцев, причем описывал очень грамотно (фрагменты зачитывали), и, что весьма показательно – обалденным почерком. Таким почерком выписывали советские паспорта. В конце описания – приговор. То есть оставить жить или убить. Солдатик был отличник боевой и политической, школу окончил с золотой медалью, а когда показали его фотку, я не заметил на его лице ни одного антропологического изъяна, подумав, что это и есть типаж высшей расы. И как он только в армию попал? Отправлять таких в современную армю, это примерно то же, что использовать большой адронный коллайдер в качестве выгребной ямы.

http://budyon.org/

Июль 2011 г.

de.budyon@gmail.com

© Все права защищены

Tags: , , , , ,

Рецензии

Техника

Статьи

Оперы