Мои Телевизоры

Поговорим о школе

Шумер против Египта

Бороды, наколки, качки

Обратно в мавзолей



Ломброзо

Итак, Господа, на пороге у нас очередная памятная дата. 19 октября 1909 года, т.е. 100 лет назад в Турине скончался выдающийся ученый, основоположник научной криминологии, Цезарь Ломброзо. Среди тех, кто сформировал мое мировоззрение, он занимает совершенно особое место.


lombroso-04132009131140HDZВ принципе, с его трудами я познакомился достаточно поздно, где-то в году 1988-89. При этом, услыхал о нем довольно рано, как ни странно, из тошнотворно-сиропно-елейного советского фильма про мусоров — «Петровка-38». Там Юматов и Лановой играли таких мега-честных лягавых интеллектуалов. Так вот, в фильме какой-то дегенерат рассказывал менту что они, дескать, неправильно ловят преступников, что нужно пользоваться «системой Ломброзо». Меня это заинтересовало и я полез в словари. В сталинской энциклопедии в статье «Ломброзо» я прочитал, что он создал «бредовую антинаучную концепцию, согласно которой существуют некие «прирожденные преступники» которых можно распознать по внешним чертам». Это повергло меня в легкий шок, ибо на своем районе и в школе я уже давно заметил, что у криминального элемента есть очень много общих черт. Почему «бредовая теория»? Что вообще происходит? Другая, более поздняя энциклопедия, красного цвета (издавалась при Брежневе), говорила про Ломброзо более нейтрально, в стиле «есть такое мнение, но но неправильное». Никаких крепких выражений не употреблялось. Но я уже тогда четко отделял понятие «преступление» от понятия «преступник». Я знал семьи, где сидели буквально поколениями. Я знал выражения типа «зековская морда», причем их употребляли даже по отношению к тем, кто ни разу не сидел. С этим совпадал довольно известный факт, что, например, зек у которого было несколько ходок, моментально вычислит в толпе такого же зека, причем даже если тот будет без единой наколки и говорить великолепным литературным слогом. Когда я ознакомился с «системой Ломброзо» у меня было странное чувство – с одной стороны, я как бы не узнал ничего нового. Принципиально нового. С другой, я не увидел в его книгах ничего такого, что противоречило тому, что я видел в реальной жизни. Т.е. я прочитал у человека умершего 80 лет назад то, что видел всю жизнь, но то, о чем я «почему то» нигде не читал раньше. Мне стало понятно, почему при коммунистах он был строжайше запрещен. Ибо если принять его концепцию, всю систему «коммунистического формирования личности» можно смело спустить в унитаз. Где ей и место.

Ведь как рассуждали коммунисты? По Марксу, все социальные пороки, в частности преступность или проституция, идут от т.н. «эксплуатации человека человеком». Уберем эксплуатацию и всё это исчезнет. Не исчезло. Более того, по мере повышения уровня жизни преступность росла, хотя по Марксу должно было быть наоборот. Это приводило к закономерным в СССР последствиям: реальную практику начали подгонять под неправильную теорию. Например, отменили понятие проституции. Не может при социализме быть проституток. Не может и всё! И вот менты берут где-нибудь на блат-хате проститутку с «клиентом». Она им хорошо знакома, они ее каждый месяц встречают, она еще и субботники отрабатывает для них. Оформить ее как проститутку они не могут, ибо проституток у нас нет. Проститутка все это знает, и тут же пишет заявление, что мужик ее изнасиловал. Ее отпускают, а мужика закрывают на 7-12 лет. Вот такая была «борьба с преступностью». Антиломброзо в чистом виде.

Еще в СССР совершалось огромное количество немотивированных убийств. Т.е. кто-то напился, взял нож и пошел резать людей. Где-то троих, где-то пятерых. Причем даже не с целью грабежа. Просто так. Я изучал несколько подобных дел, все убийцы – чистейшие «ломброзианцы». Но подобных преступлений у нас, как известно не было, потому что быть не могло. У нас народ пятилетки перевыполняет и коммунизм строит, если вы не знали. Не, ну бывают конечно воры, грабители, и даже (о ужас!) убийцы, но ими движет всего лишь буржуазные инстинкты завладения чужой собственностью. Т.е. во всем опять-таки виновата буржуазная психология. А чтоб «просто так» — никогда! И маньяков у нас тоже нет. Маньяки бывают только на Западе. Вот почему суды проходили строго за закрытыми дверями и, что самое показательное, убийцы часто не только не получали вышак, но отделывались сроком в 10-12 лет. А если им нет 16 лет, то вообще могли и 5-7 получить.

 

Ломброзо не знал что такое генетика. В его времена про гены вообще никто не знал. Он оперировал понятием «наследственность», что в общем, то же самое. Коммунисты, отвергнув генетику, объявили Ломброзо лжеученым. У них предполагалось, что дети рождаются «белыми листами», а преступные наклонности у них формируются под влиянием среды. Т.е. если кто-то вышел на улицу и перерезал пару человек, то он конечно виноват, но виновато и общество. Может папа в три года пистолетик не купил, может мама в 8 лет денег на мороженное не дала, а может в 12 лет девочка встречаться не захотела и послала куда подальше. Мало ли что могло быть? Вот все мы и виноваты в какой-то мере. Гены как бы вообще оказывались «не причем», они не только «не располагали», но даже и «не предполагали». Коммунисты вообще напрочь игнорировали биологию пытаясь объяснить все одной лишь экономикой. На этом они «погорели». По мере приближения к коммунизму преступность всё время росла. Тюрьмы и концлагеря были забиты до отказа. Они и сейчас забиты. Объяснять этот факт «экономикой» — просто смешно. Америка, самая богатая страна мира, одно из первых мест в мире по числу заключенных в пересчете на 100 тыс. человек.

Впрочем, и про Ломброзо коммунисты знали и помнили. Самые умные из них знали и понимали, что Маркс принципиально не прав. Ни в чем. А Ломброзо прав, во всяком случае, в объяснении природы преступлений. Когда надо было быстро и эффективно победить преступность, они прибегали исключительно к советам Ломброзо. Все помнят фильм «Ликвидация» где переодетые во франтов и гламурных дамочек военные разведчики и разведчицы ходили по ночной Одессе и просто отстреливали грабителей. И это не сказки, у нас эти истории знали все кто жил в то время. За две недели количество грабежей и убийств снизилось фактически до нуля. Более свежий пример московской олимпиады 1980 года. К Тогда с Москвы заранее выслали весь криминогенный контингент и просто т.н. «группы риска» вроде алкоголиков и проституток. Результат? Количество кражи сократилось в 35 раз, а за 2 недели Олимпиады не было совершено ни одного убийства, не нанесено ни одного тяжкого телесного повреждения и не зарегистрировано ни одного разбойного нападения. И это в восьмимиллионном городе! А сейчас менты «поют Лазаря» что «за год количество преступлений сократилось на 0,66%». Т.е. теория Ломброзо полностью подтверждалась.

Про Ломброзо в современном западном мире вспоминать не принято. И ссылаться на его книги тоже. Ведь он был социал-дарвинистом, ламаркистом и сторонников евгеники. Живи он во времена III Рейха он мог бы практически применить свои наработки по полной программе. Тогда, в те благословенные, времена этим всем можно было быть совершенно открыто и не бояться что на тебе приклеют «метку», после чего ты станешь чем-то вроде неприкасаемого в древней Индии.

Итак, всю теорию Ломброзо можно свести в двум моментам.

1. Существуют прирожденные преступники. Очень часто (хотя и не всегда, ведь криминология это не точная наука, как та же математика) они характеризуются следующими признаками:

а) Неспособность работать. Т.е. его можно заставлять работать, но сам он этого не будет делать никогда. Именно поэтом в зонах воры в законе и авторитеты принципиально не работают.

б) низкая чувствительность к боли

в) специфический почерк, похожий чем-то на древние наскальные надписи. У нас в школе был один «клиент» ( прирожденный преступник, сделал кучу ходок, сейчас в могиле) так вот, он как бы писал такой «клинописью», даже круглые буквы, такие как «О» он «писал» четырьмя палочками, отчего она напоминала ромб. Каждая буква писалась отдельно и представляла собой совокупность палочек.

г) полное отсутствие эстетического начала

д) атавистические признаки («зековская рожа», «уголовная морда»)

е) недоразвитость (или полное отсутствие) нравственного чувства

В то же время, Ломброзо изучил описание самых примитивных народов (европейские ученые и путешественники тогда массово проникали в глубь континентов и описывали первобытные племена) и пришел к выводу о практически полном соответствии психологии преступного человека и первобытных туземцев. Это и «ранги», и «масти», и рисунки на коже по которым можно определить статус, и правила общения и каста «неприкасаемых».

ж) Воровской жаргон

Знаменитый французский криминолог Габриэль Тард (сторонник Ломброзо) писал:

«Язык тюрем и острогов имеет отдаленное сходство с языками океанийцев, негров и т.п. Всякая профессия имеет свой язык. Есть он и у убийц и воров. У преступников вещи обозначаются эпитетами, изобилует звукоподражаение, много повторений. Главный же характер языка — цинизм. Это язык зверя. Он оскотинивает того, кого касается. Этот язык прежде всего зловеще весел. Он состоит из собрания крепких и вращающихся около монеты, баб и прочих мерзостей, грязных метафор и дурной игры слов и т.д. …. Преступник – урод, и, как все уроды регрессирует в прошлое расы или вида, но его регрессивные черты комбинируются иначе, и ни в коем случае не надо судить о наших предках по этому образцу».

(Г. Тард «Сравнительная преступность», 1890 г.) После революции эта и многие похожие книги были задвинуты в спецхран. Переиздана в этом году.

2. Прирожденного преступника нельзя исправить. Именно в силу того, что его преступность обусловлена генетически. Об это, кстати, тоже споткнулась советская система. Она никак не могла объяснить что люди «не исправляются» в тюрьме даже совершив 5-6 и более ходок. Нет, все всё понимали, но официально признать или написать в какой-нибудь научной работе что есть группа принципиально неисправимых индивидов было совершенно недопустимо (полное противоречие с марксистской теорией). Ломброзо предлагал их уничтожать или изолировать навсегда. Сейчас есть и смертная казнь и пожизненное заключение, но под эти две меры может в общем-то попасть и не профессиональный преступник, ибо они даются только за убийства, причем серийные. Если профпреступник не убийца он под нее никогда не попадет.

С другой стороны, очевидно, что тюрьма или зона не являются и не могут являться ни «воспитательным», ни «исправительным» учреждением для т.н. «пассажиров», т.е. тех, кто попал туда явно случайно, за какое-то однократное преступление. Даже с позиции теории систем очевидно, что нельзя исправить «непреступного» человека помещая его в замкнутую преступную среду. Ведь по известному закону энтропия в этом случае будет только расти. Вот и превращаются тюрьмы и зоны в «школы» и «академии» преступного мира. Люди усваивают психологию преступников, обрастают связями и пр. так как по теореме Пригожина вынуждены сдерживать рост энтропии максимально удобным способом, а он подразумевает неизбежную адаптацию к среде. В эту же систему оказываются втянутыми и менты, ведь «идеальный мент» — это несостоявшийся преступник. Если мы вспомним классический фильм про «Жеглова и Шарапова», то увидим, что Жеглов общается с прирожденными преступниками фактически как со своими, в то же время когда в нему в лапы попадает «пассажир» — еврейский доктор – он ему всячески хамит, цинично улыбается и пр. Т.е. ведет себя так, как преступник по отношению в «фраеру». Вайнеры сами были следователями и все эти вещи хорошо знали.
Так что максимально возможное сокращение тюремного контингента, при полной «нейтрализации» прирожденных преступников – важный элемент противодействия криминальной субкультуре как таковой. Ну разумеется в ментовских школах нужно обязательно рассказывать о криминологах XIX века и их системах. Правда, тут же возникает вопрос: а кому рассказывать? Ведь среди современных ментов количество ломброзианских дегенератов едва ли не больше чем среди преступников.

Октябрь 2009 г.

© M.A. de Budyon

http://budyon.org/

de.budyon@gmail.com

© Все права защищены

Tags: , , ,

Рецензии

Техника

Статьи

Оперы