Мои Телевизоры

Поговорим о школе

Шумер против Египта

Бороды, наколки, качки

Обратно в мавзолей



От «Фармана» до «семерки»

Одесса задумывалась как город морской и торговый и, в общем, она полностью оправдала цели своих основателей. Но тогда, двести лет назад, никто и подумать не мог, что тут появятся люди которые первые во всей гигантской империи поднимутся в небо на летательных аппаратах тяжелее воздуха, а позже создадут аппараты которые проложат человечеству путь в открытый космос. Но, начиналось всё именно с моря и торговли.

anatraКогда-то, лет 200 назад в Одессу с жаркого острова Сицилия приехал итальянец по имени Джузеппе Анатра. Вроде как хотел заняться в молодом портовом городе кораблестроением. С кораблями почему-то не заладилось, зато получилось с торговлей, гостиничным бизнесом, доходными домами и финансами. Клан Анатры быстро богател и в начале XX века мы уже находим более десятка представителей этой семьи среди топовых одесских бизнесменов. Но в историю Одессы (и не только!) реально вошел один Анатра – Артур. И лишь потому, что сделал наш город не просто третьим в Империи, но и одной из ее авиационных столиц.

Как бизнесмен Анатра всё правильно рассчитал – прущая на всех парах Империя нуждалась в авиации и вот он создает завод который выпускает сначала десятки, а потом и сотни самолетов в год, причем техника так быстро развивается что модельный ряд приходится обновлять практически ежегодно. Так началась история одесского авиационного завода. К 1918 году там работало 1900 рабочих и 230 служащих, даже по нынешним меркам это немало. Сказка, впрочем, закончилась быстро и неожиданно: незадолго до прихода красных, Анатра, будучи человеком практичным, взял, что называется «ноги в руки» и навсегда уехал из России в Италию, где и умер в 1943 году…

Первый старт

Но начал Анатра не с завода, а с аэроклуба который открыл в 1908 году. Самолеты были штуковинами доселе невиданными и их, как всякийпродукт, для того чтобы выгодно продать, нужно было грамотно подать. Для показа «товара лицом», он за свои деньги отправил учиться авиационному делу во Францию Михаила Ефимова, а чуть позже двух его братьев – Владимира и Тимофея. Вернувшись, Ефимов совершает 21 марта 1910 года первый полет в Российской Империи. Это событие, произошедшее на поле одесского ипподрома, вызвало сумасшедший интерес, говорят, что на нем присутствовало до 100 тыс. человек, то

efimov1

есть каждый 4-й житель города. Сначала Ефимов полетал сам, потом покатал Анатру и барона Ксидиаса. Так в Одессу пришла авиация. Так одесситы впервые увидели самолет.

Супермен

А вот другому пионеру авиации – одесситу Сергею Уточкину повезло меньше: за него никто не платил и собирать 10 тысяч франков на обучение он вынужден был самостоятельно. Известный футболист, велосипедист, авто- и мотогонщинк, роллер (первый в Империи!), яхтсмен, человек совершивший первый полет над Одессой на воздушном шаре, он походил на будущих голливудских суперменов. А теперь решил освоить и самолет. Жил бы на полвека позже – наверное, стал бы космонавтом. Из Франции он вернулся не только со знаниями, но еще и с моторами, деталями и чертежами. Начал строить самолет, но не хватило денег. К счастью, барон Ксидиас (одессит и такой же фанат авиации) купил первый в России аэроплан «Фарман-4». На newнем-тоУточкин первый раз поднялся в небо. И хотя человеком №1 в российской авиации останется Михаил Ефимов, любимцем публики стал именно Уточкин, ведь он кроме своих умений обладал еще и неповторимой харизмой, был настоящим артистом, легендой, а его популярность была куда выше любой современной кинозвезды.

В 1911-м он собрал-таки свой личный биплан по типу «Фармана», на котором летал во многие города Российской империи и за рубежом. Список людей видевших его полеты в различных городах Империи впечатляет: Петр Нестеров (основоположник высшего пилотажа), Владимир Климов (авиаконструктор), Николай Поликарпов (авиаконструктор), Александр Микулин (конструктор авиадвигателей), Павел Сухой (авиаконструктор), Сергей Королев (ракетостроитель). Как говорил Уточкин: «Летать — одно наслаждение. Если там, наверху, чего-нибудь и боишься, то только земли».

Фантастика ставшая реальностью

Говорят что детские впечатления – самые сильные. Когда-то 13 летнему одесситу Валику Глушко попала в руки книга Жюля Верна «Из пушки на Луну», которую он прочел на одном дыхании, но отнесся к ней не как к сказке, а как к практическому руководству. Для доставки груза на Луну нужен мощный взрыв и вот он уже запоем читает книги по химии и взрывному делу, а в 14 лет приходит к выводу, что француз был неправ: для запуска аппарата требуется не взрыв, а энергия реактивной струи. Свои идеи он излагает патриарху космонавтики Циолковскому и, получив полное одобрение, в 16 лет пишет книгу «Необходимость межпланетных сообщений». Так страна получила выдающегося конструктора ракетных двигателей Валентина Петровича Глушко. Начав рядовым сотрудником газодинамической лаборатории, он быстро стал одним из ведущих, а потом и ведущим конструктором авиационных двигателей и до конца жизни оставался директором и генеральным конструктором НПО «Энергия» где создавались самые мощные ракеты своего времени. До сих пор его двигатели отправляют их в космос.

От самолетов – к ракетам

Есть у нас одно символическое место – пересечение улиц Академика Королева и Академика Глушко. Два главных конструктора создавших знаменитую ракету Р-7   «семерку» на которой 12 апреля 1961 года человек впервые рванул в космос. Наверное копия этой ракеты, пусть даже и уменьшенная, стала был отличным украшением этого места и, как знать, может когда-то она там и появится. Кстати, именно Королев назначил день запуска первого космонавта, апрельской датой мы обязаны именно ему. А началось все опять-таки в детском возрасте, когда будущий главный конструктор увидел полет Уточкина. Он бы наверняка вырос в великого авиаконструктора, но его жизнь круто изменила встреча с Циолковским — теперь его интересовали только ракеты.

С Глушко Королев пересекся при далеко не романтических обстоятельствах: они оба отбывали тюремный срок в знаменитой «туполевской шараге» — закрытом конструкторском бюро которое курировало НКВД. Обвинение – стандартное для тех времен: «вредительство». Туполев (тоже «вредитель» и «шпион») разрабатывал самолеты и Сергей Павлович ненадолго опять стал авиатором.

Когда немцы начали массированное применение своих ракет «Фау-1» и «Фау-2», советские вожди обратили самое пристальное внимание на ракетную технику и Королев им очень сильно понадобился. Примерно с 1946 года начинается его фантастический взлет – за 10 лет он Akademik_Korolyovпревратился в настоящего короля ракетной промышленности, а на нее тогда работали сотни заводов и сотни НИИ. Его власть была огромной, говорят, что он открывал дверь в Центральный Комитет КПСС ногой – видимо таким образом выражая свое отношение к «любимой партии». Ну и итог работы: создание межконтинентальных баллистических ракет, первый искусственный спутник Земли (1957 г.), первый полет космического корабля к Луне (1959 г.), первый полет человека в космос (1961 г.), проект орбитальной станции, проект полета человека на Луну.

Вклад Королёва в развитие советской и мировой космонавтики поистине неоценим. Он — автор многих неординарных в области ракетно-космической техники и, по сути, является первопроходцем многих направлений развития ракетного вооружения и ракетно-космической техники.

23 дня

Мы рассказываем о людях известных, но будем помнить что с авиацией и космосом связали свои судьбы тысячи одесситов. Многие наши земляки трудились в авиационных и космических конструкторских бюро и НИИ или работали на судах Морского космического флота (ныне уничтоженного), базировавшегося, разумеется, в Одессе. Но на орбиту одессит слетал лишь однажды и, к сожалению, этот первый и пока последний полет оказался трагическим. Георгий Тимофеевич Добровольский вместе с двумя другими космонавтами — Владиславом Николаевичем Волковым и Виктором Ивановичем Пацаевым трагически погиб 6 июня 1971 года при разгерметизации спускаемого аппарата во время посадки «Союза-11». Длился их полет 23 дня 18 часов и 21 минуту.

Профессия космонавта – риск, гораздо выше среднего. Однако рисковать будущему командиру космического корабля приходилось с самого детства. Находясь в Одессе во время румынской оккупации, 15-летний Жора раздобыл пистолет системы «Беретта» и строил планы борьбы с «новыми властями», однако попал под облаву и был взят, что называется, с поличным. Хранение оружия в военное время – безусловный расстрел. Учитывая несовершеннолетний возраст, военно-полевой суд 23 февраля 1944 года вынес приговор: 25 лет каторги. Однако в Одессе уже был слышен гул приближающегося фронта. 19 марта, подкупив охрану тюрьмы, родственники выкупили группу заключенных, в числе которых был и Жора Добровольский. Двадцать дней, до 10 апреля 1944 года он скрывался у дяди, а вскоре после прихода советской армии поступил в летную спецшколу. Затем было Чугуевское военно-авиационное училище, служба в Одесском военном округе,  Краснознамённая военно-воздушную академия и зачисление в отряд космонавтов…

За скромной табличкой

Есть у нас в районе 10-й станции Фонтана небольшой домик, на стене которого установлена табличка, сообщающая нам что «Здесь жил герой-комсомолец Павел Шклярук погибший при исполнении воинского долга 6 июня 1966 года». И больше ничего. Никаких подробностей. И только единицы знают, что Павел был курсантом Саратовского высшего военного училища летчиков. Во время учебного полета у его сверхзвукового самолета отказал двигатель. Катапультироваться? Но тогда самолет упадет на город. Направить самолет вдоль Волги и катапультироваться на малой высоте? Но по реке как раз проплывал многопалубный теплоход. А впереди – мост по которому шел пассажирский поезд. Павел выжал ручку от себя и врезался в воду. Было ему 19 лет.

В далекие миры

Нет, туда мы пока что летать не можем. Но небо всегда интересовало человека и в 1867 году Городская дума решила: Одессе нужна своя обсерватория. Место под нее нашли быстро, а вот с финансированием вышла задержка. Зато когда деньги нашлись все работы по строительству и оснащению были выполнены всего за год и 3 (15) августа 1871 года обсерватория была открыта. Это еще одна важная obsдата в истории города. Не следует думать, что астрономы занимались некой отвлеченной наукой, рассматривая в телескопы планеты, их спутники, созвездия и метеорные потоки. Обсерватория являлась важным стратегическим объектом, где проходили поверку навигационные приборы кораблей, отслеживался правильный ход городских часов и определялось время зажигания и гашения городского освещения. Сразу же после открытия, сотрудники обсерватории провели несколько экспедиций по определению географических пунктов на Кавказе во время русско-турецких войн, а затем и в самой Турции.

Кстати, оборудование XIX века в обсерватории сохранилось практически в первозданном виде. Даже во время оккупации Одессы благодаря усилиям ее директора профессора Константина Покровского оттуда не пропало ничего и обсерватория возобновила работу сразу же в апреле 1944 года. Власти, впрочем, усилий профессора не оценили, он был арестован и умер в тюрьме.

Планетарный вопрос

Обсерватория – учреждение научное. А вот для знакомства с космосом и его тайнами обычных людей существуют планетарии.  Еще в советские времена мне довелось побывать в питерском (тогда — ленинградском), московском и киевском планетариях. Нет, там всё очень интересно и может даже по количеству и качеству экспонатов они опережали наш, одесский. Но я без всякой тени местного зазнайства утверждаю: наш был лучше, он был чем-то большим чем просто планетарий он больше походил на храм науки. Ведь он и впрямь размещался в храме, в здании Свято-Пантелеймоновского монастыря. Не знаю — кому в голову пришла такая идея, но она оказалась чрезвычайно удачной. Высокие сводчатые потолки, широкие лестницы, эхо от шагов, своеобразный налет таинственности… А какие там висели картины! А маятник Фуко – когда-то французский физик тоже подвесил в его в храме чтобы показать суточное вращение земли. Но все главные чудеса происходили в Звездном зале размещенном в одном из куполов здания. Уникальный аппарат «планетарий» (от фирмы «Карл Цейсс») мог показать звездное небо в любой точке земного шара. Лекции о тайнах вселенной сопровождаемые показом кинороликов и слайдов вызывали священный трепет – чуть позже я узнал что астрофизики чаще других ученых сходят с ума и это явно не спроста. А какие были лекторы! Ну и конечно в залах планетария можно было увидеть модели космических кораблей, настоящие метеориты и еще много-много таких вещей на которые сейчас в Одессе посмотреть просто негде.

Одесскому планетарию катастрофически не повезло, он просуществовал всего 28 лет. В 1991 году, здание где он размещался было возвращено церкви, уникальные приборы и экспонаты исчезли в неизвестных направлениях. Одесса осталась без храма космоса. И это во время, когда планетарий стал неотъемлемым атрибутом любого сколь-либо крупного европейского или американского города. Знаете сколько планетариев в Нью-Йорке?  126. А всего в США их около тысячи. Да, Нью-Йорк больше Одессы, но ведь не в 126 раз. Даже в маленькой Чехии их около тридцати, а в Украине всего семь. Ну, вы поняли, да? Нам хотя бы один полноценный планетарий, чтобы «как у людей». И расходы-то на самом деле нужны совсем небольшие.

Детище Анатры

А что же авиазавод Анатры? Хозяин сбежал, а пришедшая советская власть сразу не могла решить — что с ним делать. К счастью, завод не умер, а возродился в СССР под названием «Одесский авиаремонтный завод №7», отлично показал себя в Великую Отечественную войну, пережил тяжелые 90-е годы и в настоящее время даже развивается, но уже под именем «Одессавиаремсервис». 27 мая 2011 года он отметил свое столетие авиационным парадом на аэродроме «Школьный». Главной «фишкой» праздника стал полет полной копии знаменитого самолета «Анатра-Ансель» выпускаемого предприятием в 1914-1917 гг.

Никто не забыт?

«Космос» у нас увековечен неплохо. Есть улица Королева и проспект Глушко. Есть проспект Гагарина и проспект Добровольского с кинотеатром «Звездный». Глушко и Добровольскому есть отдельные памятники. Есть улица Комарова. Есть улица Терешковой, причем в отличие от остальных космонавтов, в честь которых улицы были названы посмертно, Валентина Владимировна ныне полна сил и даже является депутатом Госдумы России. Есть улица Космонавтов и парк «Космонавт». С «самолетной» частью дела обстоят не менее представительно. Есть памятники Анатре и Ефимову, но они установлены на авиаремонтном заводе, куда доступ имеет далеко не каждый. Это очевидное упущение – они должны быть видимой частью городской истории. Уточкин был отмечен только в названии кинотеатра ныне не существующего, зато ему остался памятник у этого же кинотеатра, который, правда, так удачно «вписан в дизайн», что заметить его сложно. Есть улица Ефимова, две Вертолетных улицы, улицы Самолетная, Авиаторов, Авиационная и Аэронавтов. Была еще улица Парашютная, но потом ее переименовали в улицу Бреуса. Есть памятник летчикам 69-го истребительного авиаполка. Есть улица и сквер имени Павла Шклярука. Есть памятные таблички на домах где учились, жили или работали все эти люди.

 Между Марсом и Юпитером

Вместе с тысячами других малых планет несется по небу астероид «Одесса» открытый 1 апреля 1976 года (символичная дата!) ученым-астрономом Крымской астрофизической обсерватории Николаем Черных. Этот же астроном открыл еще четыре астероида названные впоследствии в честь знаменитых одесситов: писателя Валентина Катаева профессора Николая Дивари, доктора Одесской обсерватории, Ивана Шестаки и ее директора Валентина Каретникова. Есть также астероид названный в честь Ефимова.ъ

 Для газеты «ВГ».

Сентябрь 2012 г.

Tags: , , , ,

Рецензии

Техника

Статьи

Оперы