Мои Телевизоры

Поговорим о школе

Шумер против Египта

Бороды, наколки, качки

Обратно в мавзолей



Посмотрел три фильма

25.10.2008

1. Адмиралъ
2. Марадона
3. КатыньО втором и третьем речь пойдет позже, но первый оставил приятное впечатление. Нет, не своим содержанием, которое в общем-то меня мало интересовало, а точнее — не интересовало вообще. Я как обычно смотрел на другое.

Я давно понял одну вещь. Народ в принципе не способен понять историю, подобно тому, как семилетний ребенок не способен понять «Красное и Черное» или, скажем, «Братьев Карамазовых», как бы вы ему их не объясняли. Поэтому подача исторического материала должна идти для двух целевых групп: для народа и для серьезных людей. Для вторых, внимание должно акцентироваться исключительно на исторических ошибках. Например, нужно исследовать не то, какой хорошей была римская или российская империи, а то, почему они развалились. История государств должна превратится в историю болезней государств и патологоанатомических заключений. Цель: не допустить хотя бы повторения ошибок которые уже делались многократно.

Народу нужно совсем другое. Народу нужны картинки. Красивые и яркие. Но некрасивые – тоже нужны. Чтоб красивые на их фоне выглядели еще красивее. В этом плане мы имеем явно позитивный тренд.

Относительно белых он начался в 70-ых годах фильмами «Дни Турбиных», «Корона Российской Империи» и, отчасти, «Адьютантом и его превосходительством». А теперь вышел на качественно новый уровень сериалом «Гибель Империи» или, скажем вот этим «Адмиралом». Эстетизация нацизма началась с фильма «17 мгновений весны». Теперь нужно сделать следующий кардинальный шаг: от эстетизации перейти к тотальной сплошной гламуризации. Белые и немецкие офицеры должны практически постоянно показываться внутри шикарных интерьеров. Кабинеты с театральными люстрами. Картины. Зеркала. Гобелены. Рояли типа «Блюттнер» и «Август Ферстер». Старинные книги. Богемский хрусталь. Звенящие рюмочки и графины с водкой. Напольные часы с маятником и музыкой. Дорогая мебель, в том числе и кожаная. Паркет. Подогнанные по фигурам мундиры. Разговоры типа: «Аристарх Модестович, помните, во втором акте «Травиаты»….» или «Эрнст, вы же тоже учили философию в Гейдельберге! Вам ли не знать, что по этому поводу писал в своих ранних произведениях Кант…» Обязательное музицирование на рояле. Рекомендуемый репертуар: Шопен, Шуберт, Шуман, Лист. Цитирование классиков в т.ч. античных. Одним словом, образование и культура должны брызгать со всех сторон. Жесточайший антропологический кастинг. Никаких дегенератов хабенских и прочих гошкуцэнко в красивые картинки не назначать. Безруков в принципе подойдет. На роль корнета какого-нибудь.

Параллельным сюжетом должна идти другая картинка – красная. Грязные отвратные рожи – что-то между опером Гоцманом и кошколовом Шариковым. Одетые все по разному и все без всякого намека на стиль. Обувь – в несмываемой грязи. Омерзительные кабинеты с облезлыми стенами. На стенах криво, похабно и с ошибками написаны лозунги. Мебель – железные шкафы-сейфы. Железные пружинные кровати. Шатающиеся столы и стулья. В углу — параша, у высшего руководства – унитаз с бачком и цепкой для спуска воды. На потолке – лампочка с абажуром из газеты «Правда» или «Рабочий». Сами красные командиры — всегда с опухшими рожами и постоянно издают разные физиологические звуки. Говорят короткими предложениями с огромным числом слов-паразитов. Причем красных всегда должно быть много. Гигантские толпы. До горизонта. А белых или всяких там шелленбергов и кальтенбруннеров – мало.

Зачем это надо? А затем, чтобы «рядовой гражданин» чувствовал, во-первых, что он не просто далек от «белых» и тех немцев, но что они вообще существа из другого мира, а во-вторых, чтобы он подсознательно понимал, что красные – это почти то же самое что и он. Это позволит понять (тоже подсознательно) почему они победили. Именно потому, что они «быдло» и именно потому что их много. Что матерящийся командарм в обшарпанном кабинете с парашей, куда ближе к народу, чем «маленькая сборная Голландии» — носящая смокинги и белоснежные мундиры и распивающая в вагонах класса «люкс» шампанское из серебряных ведер со льдом.

Tags:

Рецензии

Техника

Статьи

Оперы