Эстетика курения

Золотой век человечества

America`s Civil war

Американцы на Луне

О «Конкордах»



Про ассоциации которые вызывают разные языки

Мне всегда было интересно, как иностранцы слышат русский язык? Каким он им слышится? Какие вызывает ассоциации? «Водка- блэк кавьяр – достоевски» или что-то более развернутое? Я имею в виду обычных людей, не погруженных в тему. Опросы, которые я проводил, показывают, что он им кажется таким, «непонятно-агрессивным». Ну, ок, допустим так. Но тогда каким им кажется гораздо более грубые (как по мне) польский и чешский языки? Нам вот кажется грубым немецкий, но у нас его просто хорошо знают. Шведский и датский куда грубее, но малоизвестны. «Грубость» языка — это некий баланс гласных и согласных звуков. В итальянском их примерно поровну, слова практически всегда оканчиваются на гласную, вот он и кажется мелодичным. Примерно то же можно сказать про относительно родственный ему румынский. С другой стороны, вьетнамский, где тоже полно гласных, может даже больше чем согласных, мелодичным никак не кажется, выглядит как звукоподражание животному миру. Мяуканье, пение каких-то птиц в джунглях. И ассоциируются все эти желтые языки с гигантской одинаково одетой толпой возделывающей рисовое поле или упаковывающей айфоны или флешки в коробочки. То есть, как мы видим, дело не только в балансе гласных, но в каких-то гораздо более древних пластах сознания, ведь не так давно (по историческим меркам) индоевропейские народы говорили на одном языке. Я вот вполне знаю что многие люди уехавшие в Штаты 20-30 лет назад вполне считают английский таким же своим языком как и русский, но уверен что такой же вариант с Китаем или Эфиопией не пройдет. Ибо языки совсем другие. Чужие. Поэтому я решил обозначить языки которые у меня имеют свой ассоциативный ряд.

Английский. Я бы его переименовал в американский. Американский язык – круто звучит! А то Америка вроде и первая страна в мире, но «своего» языка у нее нет. Это вообще единственная великая страна, без «родного», «имперского» языка, такой вот интересный выворот. В общем, 95% ассоциаций с английским языком у меня привязано именно к Америке, а не к Англии. То есть когда я слышу английские слова, я вижу Америку, а не Лондон или эскадру адмирала Нельсона. К Англии «привязаны» разве что песни «Битлз», ну и некоторые эпизоды Первой и Второй войны. Эвакуация Дюнкерка, например. Английская литература мне не интересна, английской классической музыки как таковой тоже не существует, поэтому образов довольно мало. Только Америка. Теперь буду называть английский язык – американским если на нем говорят не англичане и жители британских доминионов, а «английский английский» — британским!

Испанский. Как и английский, ассоциируется вначале не со своей родиной, в его случае с Испанией, но с испаноязычными странами. С орущими диктаторами и команданте. С Кастро и Ортегой, с Уго Чавесом и Мадурой, с Пиночетом и Виделой, со Стресснером и Норьегой. С наркотраффиком и его боссами. Отчасти с разрывающими микрофоны футбольными комментаторами. «Маррррадооооннаа!!! Буррррррручаааааггааа!» Испанская привязка, впрочем, тоже идет сугубо по линии диктатора Франко с предлагающимися к нему  «Но пассаран», «Патриа о муэрте» и т.п. Хотя язык по-своему стильный и пафосный. В отличие от грустного поругальского с его непрерывным «жу-жу-жу». Примерно таким же грустным и чем-то похожим на португальский является каталонский, я даже часто их путаю.

Французский. Вторая по уровню стиля страна после Италии, но если итальянские ассоциации сформированы все-таки музыкой (песни и оперы), то французский я «учил» по названию духов и прочих парфюмерных средств, по названию домов моды, по маркам вин, по разным словечкам ассоциирующимся с беззаботной жизнью (типа «кафешантан», «ресторан», «бордель», «будуар» «шансон», «мулен руж»). Когда однажды (в школе) я решил таки чисто чтобы заполнить пробел прочесть «Войну и мир» графа Толстого, то на странице 15-й понял что я ничего понимаю и сосредоточился исключительно на чтении французских вставок с переводом мелкими буквами внизу страницы. Могу сказать что французскую часть данного романа я таки прочел. А Париж для меня — такой далекий русский рай, куда в свое время смогли убежать лишь немногие. Сейчас он потерян, возможно навсегда. Если не верите, просто посмотрите любой стрим из парижского метро. Французский язык – это шик, роскошь, гламур.

Немецкий. Как и почти всякий человек в СССР я начал знакомиться с ним через разного рода вопли которые издавались в военных фильмах. «Форвертс!», «Шнелле!», «Хэнде хох!», «Хальт!» ну и так далее. И даже сейчас я могу сказать, что эта ассоциативная привязка действует неизменно, хотя к ней подмешаны готические буквы и готические же соборы, немного опер Вагнера и оперетт Штрауса и Кальмана.

Турецкий. Какая-то кумарно-сладко-рахатлокумная слизь. Кальян, пахлава, халва, танец живота, запах приправ, все эти «предельно честные взгляды» и ятаган за спиной. «Пышь-пышь-мышь-кишьмишь-наташь».

Арабский-персидский. Языки эти изначально совершенно разные, из разных семей, но я хоть и не лингвист, абсолютно уверен что персы переняли от арабов не только множество слов, но и саму манеру говорить – они говорят так, как будто пытаются в кого-то харкнуть. Считается, что немецкий язык грубый. Не знаю, по сравнению с означенными, он просто таки самая сладкая колыбельная мелодия. Иногда листаешь список из принимаемых спутниковых каналов, а их около 4000 и попадаешь на такого гашишного бородатого дедушку в чалме который что –то там орет, на фоне непонятных каракулей и понимаешь что «арабский язык» идеально соответствует тому что он орет, притом что ничего не понятно вообще. Ни одного слова! Всё полностью чужое даже на ментальном уровне.

Итальянский. По него я уже не раз писал. Вот как только выделяю где-то итальянскую речь, тут же ощущаю прилив внезапно накатывающегося счастья. Запах счастья! Il sapore della felicita! Прямо как рефлекс у собаки академика Павлова. Но тот надрессировал ее чтобы слюни текли от включения лампочки, а тут видимо выделяются эндорфины, как только в уши попадают определенные слова. Сейчас-то я многие из них понимаю, а скажем в лет 11 когда этот рефлекс уже работал, не понимал почти ничего. Ни одной отрицательно ассоциации.

Неаполитанский. Тут все просто, на нем я слышал только песни, да и известен он за пределами Неаполя тоже исключительно по песням. Притом, что он как бы грубее итальянского с обилием двойных согласных в начале слов (редкое дело в других языках!), песни на нем возможно самые лучшие которые я когда либо слышал. Оттого ассоциации — самые позитивные. Показательно, что все они написаны в период с 1850 по 1950 год, такой вот однократный взрыв.

Латинский. Практически нет ассоциаций с античной эпохой, только со средними веками и в основном с надписями на камнях, мраморных плитах, храмах и старинными книгами. То есть с тем, что давно умерло, как и этот язык. Я  уверен, что это загадочно-философское его звучание – чистый продукт католицизма и средневековья. Просто не представляюсебе чтобы в римских лупанариях так говорили! Но даже античные надписи на латыни выглядят впечатляюще чисто эстетически.

Идиш. Ассоциации позитивные, так как слова из него я встречал чаще всего в анекдотах и смешных историях. Сам, если нужно придать некой истории смешной или просто несерьезный характер, вставляю туда словечки с идиш. Веселая версия немецкого языка, без «гавканья». Вообще язык был настоящий, живой. Иврит такого впечатления не производит. Жаль что фактически вымер. Впрочем, обширный пласт лексики вошел в русский язык, возможно (это просто предположение и ничего более) через проворовавшихся бухгалтеров и товароведов! Их пытаются неумело вставлять в выходящие сейчас пачками «фильмы про Одессу».

Румынский. Слышал его с самого раннего детства, причем на хорошем уровне: вещали дикторы румынского радио на длинных и средних волнах которые до нас отлично добивали. Много говорят про «диктатуру Чаушеску» но румынское радио катало европейское диско в таких количествах, какие слушателям советских радиостанций и присниться не могли. Поэтому у нас многие его слушали даже в фоновом режиме. И в Молдавии бывал часто, хотя там в исполнении местного населения он звучал не так круто. В общем, ассоциации позитивные, язык очень музыкальный, уступает разве что итальянскому-неаполитанскому и французскому.

10.02.2020

Tags: , , ,

Кинозал

Рецензии

Техника

Статьи

Оперы