Мои Телевизоры

Поговорим о школе

Шумер против Египта

Бороды, наколки, качки

Обратно в мавзолей



Про фильм «Белый Тигр»

Говорят, что указание начать снимать «поцтреотическое кино» поступило лет 5 назад из Кремля и на «это дело» оттуда же выделяются соответствующие деньги. Ну и,  так сказать,  производители кинопродукции «почувствовали тренд».  Вот и режиссер Карен-Шах-Назар («Черный Царь Назарета») отметился, снял свое «муви». Как и суперэпопея Никиты Михалкова-Мухалко,  оно насыщено мощнейшим  символизмом. Но если русский Никита просто стебется, то азиат Назар-Шах конечно же отлично понимает что к чему и точки над «Ё» расставляет как надо. Идея фильма: противостояние Востока и Запада. Запад (хотя поначалу кажется что только Германию) олицетворяет танк «Белый тигр» (то есть Белый Запад). Ему противостоит Восток – экипаж танка с «мозгом» — арийцем водителем-механиком, который «чудом выжил» и «воскрес», и двумя кавказо-монголоидами. У арийца нет имени (символизирует отсутствие расовой памяти у арийцев – ему дают липовое «Иван» «Иванович» «Найденов» — то есть «Иван не помнящий родства» ). «Белый Тигр» и вовсе не имеет экипажа —  то есть «чистая техника», что символизирует отсутствие Души у давно впавшего в католическо-протестантскую апостасию Западного мира.  По ходу фильма один пленный немец как бы намекает что «вам этот танк не победить, он – выражение германского духа» (то есть Запада).   В конце «тридцать четверке» все же удается немного повредить «Тигра», после чего он как бы исчезает. Как бы. Все действо  идет под искаженные лейтмотивы из «Таннгейзера» и «Гибели богов».

Но самая сильная часть фильма – последние минут десять. Воскресший и Преображенный русский танкист, давно обретший пророческий дар, открыто говорит своему командиру где-то в конце мая 1945-го: «Он затаился. Может на 10 лет, может на 20, может на 100. Но он появится». В общем, вы поняли, да? И он появился, без войны отбросив Восточную Империю в разряд третьесортных африканских стран – все мечты и планы лучших умов Запада стали реальностью. И как жирная точка – диалог Адольфа Хитлера с неким «темным человеком» (символизирует то ли Мировое Правительство, то ли самого Люцифера) в стиле «а что? Мы ничего не придумали. Мы просто начали делать то, о чем все боялись сказать даже своим женам на кухнях. Нас оболгут и выставят исчадиями ада», причем всё так спокойно и атмосферно, без пафоса и истерик на фоне камина и уже после подписания Акта о Капитуляции (то есть после своей смерти!). И действительно — зачем истерики? Это же Высший Суд, а не нацистский митинг.

Tags: , , , ,

Рецензии

Техника

Статьи

Оперы