Мои Телевизоры

Поговорим о школе

Шумер против Египта

Бороды, наколки, качки

Обратно в мавзолей



Про свою маму

(Публикуется с незначительными сокращениями)

Хоть и сказано в Библии «Покинешь ты своего отца и свою мать, и прильнешь к жене своей», мама всё же навсегда останется единственным, неповторимым и незаменимым человеком. В некоем оптимальном варианте и жена должна быть такой же, но тут, как говорится, возможны варианты – она может умереть от болезни и человек найдет себе другую, причем этот другой брак может оказаться более счастливым и тут нет ничего такого. Но с матерью такой вариант не пройдет, она – одна.

Человеческая память – довольно странная вещь. Вот я часто, много раз, встречал людей, которые, по их словам, напрочь не помнят что было до лет 17-18. Вот школу фактически не помнят, а более ранние годы – просто белое (или черное?) пятно. Не помнят вообще ничего. В то же время я могу про свои детские годы чуть ли не тома написать. Ну и про недетские тоже. Я вот молоко не пью, но при этом его вкус помню, так как помню вкус материнского молока. Помню, что оно было сладкое и саму процедуру кормления тоже помню. При этом, общеизвестно, что многие старики часто отлично помнят (или внезапно вспоминают?) именно ранние свои годы, буквально в деталях, но могут совершенно не помнить что было сегодня утром. На это есть масса объясняющих теорий, но все они малоубедительны. Скорее даже просто неубедительны. Непонятно главное – как человеческий мозг может хранить такой сумасшедший объем информации, причем как бы ненужной. Чтобы потом, через много десятков лет она начала всплывать просто так. И ведь помнит он не только конкретные факты, но и видео, звуки, запахи, ощущения, вообще всё! Это великая задка и главный вопрос тут даже не как это всё хранится, а где? И если всё же в мозге, то тогда возникает вопрос – «как?»

Я не знаю что помнила моя мама из своих совсем ранних лет, но родившись в один год с Гагариным все её воспоминания которыми она со мной делилась начинались только с военного периода. Неужели всё что было раньше не сохранилось? Про немцев вообще вспоминала довольно часто, особенно когда крутили военные фильмы, а их крутили часто. Рассказывала, что не помнит непосредственно день когда объявили о начале войны, но когда в их Радомышль зашли немцы помнит отлично (где-то 18-19 июля). Ввели в школе, помимо всего прочего, преподавание «Закона божьего», а в классе висел тот самый портрет «Гитлер-освободитель». Рассказывала как немцы  пили теплую кровь вытекавшую из только что убитых коров и быков. Рассказывала, что отлавливали мальчиков и куда-то увозили. Рассказывала, как кинули в колодец мальчика который кричал «Я не юде! Я не юде!».  Ну и еще много чего рассказывала. Потом я узнал, что это была целая программа, мальчиков дошкольных возрастов вывозили в Рейх, давали немецкие имена-фамилии и воспитывали (планировали воспитывать) как немцев. По Польше я встречал цифру – до 200 тысяч, по восточным территориям никаких цифр не встречал что понятно: никто никого не считал и считать не собирался, тема эта в СССР была строжайше табуирована как и подавляющее число тем про войну. Ибо, как ни крути, Адольф даже теоретически не мог выйти на запланированные показатели коэффициента рождаемости – шесть детей на семью. Приходилось добирать среди «неполноценных рас». Впрочем, тут он допустил очевидный прокол. С современных позиций понятно, что воровать надо было как раз девочек. Единственным серьезным аргументом против этой идеи является то, что ментальность или наследственно-обусловленные модели поведения, все же в большей степени определяются матерью.

Но помнила и последний день. Немцы загнали всех детей в школьный подвал, ибо началась бомбежка, а когда всё затихло и они через какое-то время вышли оттуда, то кругом валялись дохлые солдаты в серых формах, видимо был локальный бой. Когда в 90-е у меня появились записи немецких маршей, она многие узнала. «О, этот они пели!», «этот играли на аккордеонах», «этот был на пластинке, которая от них осталась!» и т.д.

Потом были голодные послевоенные годы, но еще в школе, интересуясь географией, она узнала, что на берегу Черного моря есть такой город Одесса. Затем узнала что про Одессу, оказывается, сложено множество веселых песен и вообще по рассказам там очень круто. Море, солнце, жара, кайф. Поэтому, окончив 8 классов, она подговорила нескольких своих подруг взять ноги в руки и в эту самую Одессу мотануть, а там уже на месте будет видно как и что. Говорят, что в СССР при Сталине был тотальный паспортный контроль даже хуже чем крепостное право при царе Николае Павловиче, что народ был привязан к месту пропиской, а деревенским так вообще паспорта раздали только при Брежневе. Оно как бы вроде и так. Вроде. Вот только возникает вопрос: как, каким способом, миллионы деревенских ежегодно вламывались в города? Как население Москвы (где был особый режим прописки!) увеличилось с 1947 по 1967 год в 2,5 раза? На 5 миллионов! Да и вообще, изучение советских источников показывает, что даже при Сталине народ перемещался по стране сумасшедшим темпом. Миллионами если не десятками миллионов. Как-то плохо это сочетается с «крепостным правом». Разгадка, в общем, проста: свирепость и часто глупость законов на Руси постоянно выливалась в их тотальное невыполнение. Закон – это закон, а жизнь – это жизнь. Реалии жизни были таковы, что люди требовались везде. Шутка ли – страна в руинах, 20 с чем-то миллионов мужиков убиты, куча калек, кто работать-то будет? А планы – грандиозные! Восстанавливаются тысячи предприятий и еще тысячи открываются. Поэтому за людей тоже шла драка. И легализоваться в большом городе труда не составило: кто-то порекомендовал их группу на кондитерскую фабрику, тут же взяли с руками и ногами, тут же дали общагу, а через некоторое время (очень небольшое) через партком и комсомольскую организацию слепили все нужные документы, включая паспорта. Легалайз состоялся. И так было повсеместно! Смех в том, что одна подруга уговаривала ее поехать во Львов (она потом туда поехала и тоже легализовалась). Вы представляете? Я мог бы родиться во Львове, со всеми наличествующими «и т.д. и т.п.» Ужас конечно, но Бог не дал. Отвёл. Родился в Одессе, в роддоме с видом на море на Черноморской улице, подробно описанной Паустовским который тоже там жил. Не Неаполитанский залив и не Лигурийское побережье, но тоже по-своему круто. Мама, кстати, никогда на свою «историческую родину» не возвращалась и я не помню хотя бы одного раза чтобы подобная мысль озвучивалась, притом что она любила рассказывать про леса, про быструю реку Тетерев, про то, как малые собирали ягоды и грибы. Но не более. Всё по рецептам Гены Шпаликова который заклинал «никогда не возвращаться в бывшие места».

pic2/……/ В качестве экономико-политической модели оптимальным считала социализм который был в СССР в 70-е – 80-е годы, даже при всех его многочисленных недостатках. Говорила что это, наверное, лучший строй которого в принципе могла достичь эта страна. Я с ней пытался спорить, но теперь (даже допустив что брежневский социализм очень и очень плохой) понимая что мы, в общем, живем проедая то наследие, я задаю себе вопрос: а что мы оставим, лично мы, наше поколение? Те, кто родились после 1970 года. И ответ у меня только один: ничего. Ничего существенного. Фундаментального. Одновременно, она никогда не произнесла ни одного плохого слова в адрес Сталина, притом, что часто рассказывала как голодали, как мечтали просто поесть хлеба досыта и как часто снились различные продукты. Это, кстати, характерная черта поколения. Всё происходящее воспринималась как неприятный, но все же закономерный и объяснимый порядок вещей, поэтому про Кобу гадости я начал слушать только в 80-е годы из телевизора и читать в журнале «Огонек». При Микитку Хруща отзывалась исключительно в уничижительных формулировках, что опять-таки в духе того поколения, я не могу вспомнить ни одного человека из этой возрастной группы с кем мне довелось общаться и который отозвался бы о нем хорошо. Помню эту лысую голову из «синей» советской энциклопедии (в СССР при каждом генсеке издавалась своя энциклопедия в 40-50 томов, так как надо было в очередной раз всё переписать). Я спросил: «а Хрущев был хороший президент»? (да-да, именно так, «президент», ведь во всех странах президенты!), на что тут же получил ответку вроде «ой, ты даже себе не представляешь какой это был придурок!» В то же время, как и очень многие, считала конец 50-х — начало 60-х годов невероятно оптимистическим временем. Голод впервые в истории закончился, полетели в космос, появилась невиданная бытовая техника, начали давать квартиры и Микитка Хрущ объявил что скоро наступит коммунизм. Правда, через пару лет вдруг исчез хлеб, а коммунизм так и не наступил. Потом исчез Микитка.

mm1Музыка. Именно от мамы я первый раз в жизни услышал главное имя — «Верди», не понимая еще тогда что такие имена придают жизни особый смысл. В года четыре гуляли по городу и висела афиша «Травиаты» или «Трубадура». Я как раз читать научился, потому читал всё подряд, хотя часто не понимал что читаю. Вот так и в этом случае. Она мне тут же рассказала что был такой гениальный человек написавший 26 (?) опер и что особенно шикарна его опера «Аида». В СССР по телевизору и радио часто гоняли классику и с творчеством Верди я поверхностно познакомился в школьные годы. А уже в конце 80-х вышел 9-серийный фильм Роберто Костеллани, который крутили в прайм-тайм по первому каналу! Кто сейчас будет такое крутить? Когда уже я заимел доступ к любым операм, то в свою очередь познакомил ее с теми, которые в СССР не ставились – со своим любимым «Набукко», с «Ломбардийцами на Первом Крестовом Походе», с «Жанной д`Арк», с «Силой судьбы». «Набукко», кстати, ей тоже сразу и очень понравился. Из других композиторов котировала Бетховена, Кальмана, Штрауса, Свиридова, Дунаевского. Свиридова считала последним классиком. Довольно прохладно относилась к творчеству Шопена, Листа и Чайковского, хотя ей и нравилось слушать отдельные их вещи. К Вагнеру, с операми которого я ее познакомил в 90-е годы, когда стали завозить CD-диски и видеокассеты, отношение было сложным, но «Лоэнгрин» она ценила очень высоко. Ну и вообще стремился восполнить пробелы, знакомя с теми произведениями и композиторами которых в СССР либо редко транслировали, либо не транслировали вообще. Она, кстати, хорошо играла на трубе в молодости. Выступала в небольшом оркестре, например на парадах. А уже после 70 лет начала петь в хоре. Вполне прилично рисовала, даже портреты. Кто постарше, помнит, как в конце 70-х у водителей грузовиков пошла мода ставить на лобовое стекло портрет Сталина. Причем высшим шиком считалось чтобы он был нарисован от руки. Помню, как она рисовала, за час, простым карандашом прикольно получалось.

Из неклассической, в молодости слушала олдовый джаз — всех этих хриплых негров играющих на трубах, потом джаз окончательно затух, но когда в 90-е пошли группы сочетающие джаз и R&B я вдруг заметил, что ей это тоже нравится. В частности, песню Fugees «Killing me softly» слушала много раз. Вообще любила негритянское пение, в том числе хоровое. Одновременно, колоссальная британская группа «Битлз» прошла мимо неё чуть более чем полностью, кроме песни «Obladi, oblada» не знала ничего. «Аббу» считала, наверное, самой великой группой. Недалеко отстояла группа «Модерн Токинг». Из итальянцев любила Аль Бано и Ромину, а также группу «Рикки-э-повери». Восторг вызывал Фредди Меркюри, говорила что это возможно лучший голос который она вообще когда-либо слышала. Иглесиас нравился, тот что Хулио. Но он как бы чисто женский певец, мужиков которые его слушают я не встречал ни разу. Высоко ценила французов, весь набор – Монтана, Азнавура, Мирей Матье, Патрисию Каас, Эдит Пиаф и кто-там еще был, я точно не помню. Поразительно, но ей нравился Цой! Витька Цой. Вот первый раз показали в омерзительной программе «Взгляд» и сразу же понравился. Непостижимо! Знала множество народных песен, но выделить какие-то определенные мне сложно. Нравились низкие мужские голоса типа шаляпинского и мужские церковные и квазицерковные хоры типа группы «Энигма».

mm2Из поэтов вне конкуренции был Серега Есенин. Даже в глубокой старости, если по телеку или радио, звучала какая-то фраза из его стихов, она почти всегда могла продолжить и уж конечно назвать само произведение. Ставила его выше Пушкина, что, опять-таки, вызывало определенные споры, хотя чему удивляться, Есенин – женский поэт, притом что по жизни вполне себе брутальный альфа. Удивительное явление, кстати! Вот к нему бабы пачками и липли. Как шурупы к неодимовому магниту. Пушкин тоже альфа, но в Пушкине поражает фактически совершенно точные формулировки по абсолютно всем вопросам которых он касался. Где его всему научили? В Царскосельском лицее он учился неважно. Воистину подтверждается тезис Отто о том что «гений – это человек который знает всё, не изучив ничего». Еще котировала раннего Евтушенко. Молодого. Притом, что всю остальную кодлу во главе с Бэллочкой и Вознесенским считала просто клоунами. Шекспира тоже котировала, особенно сонеты. Женщины-поэтессы поголовно вызывали отвращение, а когда я ей сказал что Бэллочке все стихи похожие на нормальные писали мужики, она ответила что это совершенно неудивительно.

Из артистов выделяла брутальные мужские типажи. Например, Бельмондо или Челентано. Или ковбоев из американских «трофейных» вестернов в изобилии показываемых в СССР после войны. Помню, как увидела у меня фото Отто Скорцени со шрамом и сказала «о, какой красивый мужчина!». Примерно такой же расклад был по фильмам. Американские все котировались очень высоко. От «трофейных», «Серенады Солнечной долины», «В джазе только девушки» и до современных – «Титаника», «Перл Харбора», первых двух «Терминаторов». Из советских как бы тоже много чего нравилось, но так, без восторга, во всяком случае, по сравнению с фильмами американскими. Прибалтийские фильмы тоже нравились, видимо из-за их «несоветскости».

mm3Из подарков мне подаренных, как ни странно, больше всего запомнил паяльник, который она мне внезапно купила в лет 15. Не к какому-то событию, а просто так. Во-первых, был удивителен сам факт такой покупки: чтобы женщины покупали паяльники – такого я никогда не видел. Ну вот, скажем, когда отец в 10 лет купил фотоаппарат и вспышку – это как то укладывалось в логику. Но паяльник купленный мамой – никак! Во-вторых, паяльник оказался необычайно удачным, я до этого в продаже подобных не видел – маленький, на 25 ватт, с тонким жалом. У меня был только 40-ваттник с переточенным жалом что для мелких работ не годилось. То есть была куплена не просто нужная вещь, а такая которой я вообще никогда не видел в продаже и человеком от которого такой покупки я точно не ожидал.

beethoweenОт себя сделал все возможное, чтобы как только я начал зарабатывать деньги она не нуждалась ни в чем. И если такие вещи как бананы или финики она попробовала в лет 30, то в последние лет 20 я постарался познакомить ее со всевозможными заграничными вкусняшками. Зачем пить на днях рождения советский коньяк есть есть шикарные ликеры типа «Шеридана» и «Амарулы»? А еще есть тропические фрукты, сыры с большими дырками, офигенные консервы, в общем, много чего есть. Для человека который до лет 20 мечтал просто поесть вдоволь белого хлеба это значило очень много! Вот и говорила всё время: «я живу как в раю!» Ну и технику новую внедрял. Беспроводные телефоны, плазмы, спутниковое ТВ, цифровые фотоаппраты. Правда пользоваться мобилой нормально так и не научил.

В общем, спасибо всем кто молился за ее здоровье, но на этот раз чуда не произошло. Riposa in pace!

03.02.2017

Tags: ,

Рецензии

Техника

Статьи

Оперы