Мои Телевизоры

Поговорим о школе

Шумер против Египта

Бороды, наколки, качки

Обратно в мавзолей



Про взрывы боеприпасов в Самаре, Витю Суворова-Резуна и других

20.06.2013

Как бы сам факт очередного взрыва на очередном складе боеприпасов нисколько не удивителен, более того, скорее закономерен. С 1991 года склады рвутся регулярно, от Мурманска до Черного Моря и от Брест-Литовска до Владивостока. Удивительно другое: чуть ли не в каждом втором случае сообщается, 88что «на складе хранились довоенные боеприпасы».  Снаряды разных калибром, мины… А может и ППШ с патронами к ним. И почему-то все это «проглатывают». Но давайте открутим время на 70 лет.

Конец 1941 года. У Красной армии давно «всё закончилось». Немцев отогнали (именно так) от Москвы 20 дальневосточных дивизий которые приехали с полным боекомплектом. Остальные – на голяке. Немцы – тоже на голяке. Свое последнее крупное наступление они провели 14 ноября 1941 года, а следующее у них получится только в середине мая под Харьковом. Вся первая половина 1942 года – это бессмысленные безумные атаки советской пехоты на немецкую оборону. Без артподготовки или с минимальной артподготовкой. Почему? А потому что нет снарядов! Вообще нет! Да и почти ничего нет. Сталин даже формирует чуть ли не сотню кавалерийских дивизий, чтобы создать хоть какие-то мобильные соединения (автомобилей и мотоциклов нет, танков тоже нет). Эти дивизии тут же ложатся в полном составе – на снегу их очень удобно расстреливать с пулеметов. Немцы в дотах подо Ржевом сходят с ума, пулеметы перегреваются. Но, как мы сейчас выясняем, боеприпасы были!  Если они до сих пор взрываются на складах. Через 70 и больше лет. И как знать, может быть был прав Витя Суворов, который утверждал что Сталин до войны наштамповал столько боеприпасов, что даже при потере 80% пороховых, снарядных и прочих заводов это позволило ему даже в критические дни (до массовых поставок по лендлизу) как-то свести концы с концами. С другой стороны вопрос: а где хранились эти боеприпасы. Я имею в виду те, что сейчас взрываются на Украине, например? Что, вывезли в 1941, а потом опять завезли? Или где-то всё было заныкано? Тут опять вспоминается «теория Климова» изложенная им в своей книге «Крылья Холопа» в конце 40-х годов (Резун тогда еще мочился в памперсы «Хаггиз».)

 «…В среде Академии я часто слышу разговоры о «трех этапах». Отличаясь в деталях, они в основном сходятся на довольно стройном объяснении событий последних лет… Характерно, что когда разговор заходит на подобную тему, то все рассказчики подчеркивают, что они плевали на официальные версии и на слухи… Историю войны можно разбить на три этапа-периода. Первый период начался в день подписания Советско-Германского Договора о Дружбе… В день заключения договора о дружбе по телеграфному сигналу из Москвы на заводе был вскрыт секретный мобилизационный пакет, хранящийся в сейфе секретной части каждого советского завода. Все цеха на протяжении трех месяцев моего пребывания на «Ростсельмаше» лихорадочно работали над производством военной продукции. Это были цеха, которые в нормальное время предназначались для мирного производства. Кроме того на «Сельмаше» с самого момента постройки комбината беспрерывно функционировали так называемые «спеццеха», постоянно выпускавшие артиллерийское вооружение.

Часто бывая на товарной станции Ростова, я своими глазами видел эшелоны и эшелоны вооружения, на производство которого была переключена вся мирная, до этого момента, промышленность Ростова. Здесь не говорится о нормальных «Н-ских» военных заводах, каждый из которых имеет свою особую железнодорожную ветку и продукция которых не попадает на глаза людям… В некоторый момент этого периода «дружбы», — точную дату установят историки, — в отношениях «Высоких Договаривающихся Сторон» произошли неожиданные изменения… Каждый советский офицер Генштаба рассмеется, если ему скажут, что нападение Германии на Советский Союз было неожиданностью для Кремля… Миф о неожиданности «коварного нападения» нужен был только для внешнего употребления, чтобы оправдать кремлевский мезальянс. Уже за несколько недель до открытия военных действий на советско-германском фронте многие радиослушатели в Советском Союзе слушали английские радиосводки о концентрации 170 германских дивизий на восточной границе Райха. А у невинных мальчиков в Кремле уши ватой заложило?!

Уже ранней весной 1941 года для Кремля было ясно, что война неизбежна в ближайшие месяцы. Тогда было созвано чрезвычайное совещание Политбюро, где были приняты основные решения о стратегии в изменившейся ситуации, т. е. в будущей войне. Тогда же был создан Комитет Обороны, о котором было объявлено только лишь после начала войны.

Кремль прекрасно знал соотношение сил. Знал лучше, чем Германское Верховное Командование. Вопреки всей бешеной подготовке к войне это соглашение было бы не в пользу Кремля. Шансы на спасение были только в длительной войне на изнурение противника, на использование необъятных территориальных пространств, материальных и человеческих ресурсов России — в применении старой кутузовской стратегии к условиям современной войны. Тогда-то в Кремле и был принят гамбитный этюд войны. Только в этом был шанс на спасение, о победе тогда еще было слишком рано говорить. Эта оборонительная стратегия была исключительно дорогой и неминуемо требовала чудовищных жертв от народа, она полностью противоречила предвоенной кремлевской пропаганде о войне «малой кровью и на чужой территории». Открыто говорить об этом было нельзя. Это была величайшая тайна Кремля за все время существования Политбюро.

Тогда-же были ориентировочно установлены границы отступления, жертвы и резервы, крайней точкой уже тогда был намечен Сталинград. Здесь хладнокровно прикидывались на счетах десятки миллионов человеческих жизней, плоды труда, пота и крови целого поколения огромной страны…. Уже тогда было рассчитано, что необходимо сохранить в резерве для «третьего периода». Все остальное, ненужное для «третьего периода», было обречено на жертву во «втором периоде».

Когда началась война, солдаты шли на фронт в старом, никуда не годном обмундировании, не хватало даже обычных винтовок незаменимого образца 1891 года. В то же время десятки миллионов пар обмундирования, миллионы винтовок и автоматов в твердой смазке для долговременного хранения лежали в запломбированных складах — они предназначались для «третьего периода». Порой эти склады сжигались или попадали в руки немцам, но не выдавались войскам. Это было в тех случаях, когда продвижение немцев было быстрее, чем предусматривал кремлевский график.

Многое в этом «втором периоде» шло не так, как это рассчитывал Кремль. Самым крупным просчетом оказалось моральное состояние народа. Русский народ ясно показал, что у него нет никакого желания защищать Политбюро. Моральное состояние Армии оказалось гораздо ниже, исходя из этого, потери в людских резервах гораздо выше. Пришлось принять чрезвычайные меры, придать войне национально-патриотический характер, чтобы устранить этот просчет. Потери территории мало отступали от «графика», но соблюдение «территориального графика» стоило гораздо больше человеческих жизней. Потери материальных резервов шли строго по «графику» — обороняющиеся войска получали только лишь старое обмундирование и устарелое оружие, сбывался лежалый товар, самолеты и танки устарелых типов. Все лучшее и современное держалось в резерве для «третьего периода». То же самое было с людскими резервами. В жертву оборонительному периоду бросались шестидесятилетние старики и женщины… Попутно на сцене появился новый положительный фактор. Западные Демократии… Конечно, они не были простачками и не забыли Кремлю всех его курбетов… Но пока кремлевская разновидность урода терпела поражение за поражением и возникала опасность его преждевременной гибели, западные демократии были готовы помочь. Не для того, чтобы он выжил, а для того, чтобы он уничтожил или хотя-бы ослабил своего нацистского побратима.

Тут и началась игра. Кремль оказался если и не умней, то во всяком случае хитрей. Ему удалось, спрятав за спину собственные резервы, получить от западных демократий колоссальную помощь. Те рассчитали эту помощь ровно так, чтобы кремлевский медведь имел возможность бороться и смертельно ранить нацистского орла. После этого он сам должен был околеть от истощения. Добить Германию и диктовать ей условия мира предназначалось западным демократиям. Но кремлевский медведь оказался хитрей. Вынув из-за спины свой козырь — резервы «третьего периода», он не только выжил, но и победил.

В «третьем периоде» войны, пропорционально возрастая с каждым днем движения Красной Армии на Запад, войска получали все больше и больше первоклассного вооружения отечественного производства. Для штабных офицеров не были тайной партии автоматического оружия, приходившие на фронт в 1945 году — на автоматах, еще ни разу не бывших в употреблении, нередко стояли заводские клейма довоенных лет.

Кремль не слишком скупится на человеческие жизни — к концу войны больше чувствовалась нехватка в живой силе, чем в вооружении. Переэкономив вначале на барахле, Кремль с трудом сводил концы с концами в людских резервах в последний период войны…  Большая часть автотранспорта была американского происхождения. Еще более парадоксальная вещь была с продуктами питания. Нехватка продуктов питания была колоссальной… Кремль оставил в загоне то, что казалось естественным в русских условиях.

Таково гипотетическое объяснение загадки успеха войны, которого придерживаются московские военные круги».

Вот может быть сейчас и взрываются боеприпасы предназначенные для «третьего периода», но по каким-то причинам неиспользованные?

Tags: , , , ,

Рецензии

Техника

Статьи

Оперы