Мои Телевизоры

Поговорим о школе

Шумер против Египта

Бороды, наколки, качки

Обратно в мавзолей



Сергей Морозов «Секс и Ранг»

Если попытаться оценить – какие именно книги были самыми запрещенными в СССР, то можно с уверенность сказать что это те книги, которые пытались обосновать любые формы неравенства. Причем я даже не говорю о «нацистской» или «националистической» литературе с их «низшими расами», «народами-богоносцами» и «всемирным заговором». А о книгах про «обычных людей». Вот почему за одним мужиком бегает стая баб, а за другим (с виду точно таким же) – никто не бегает? Почему красивая баба не может найти себе мужика, а какая-то уродка легко их меняет, причем все мужики статусные, при бабле. Почему в любой тусовке тут же возникают свои градации по тем или иным признакам? В общем, куча сплошных «почему». Где про это прочесть? В каких библиотеках? Ответа на эти вопросы не давал никто. Да и сейчас книги на эти темы не то что бы запрещены, они как бы «неприкасаемы». Можно писать про взаимоотношения шимпанзе или бабуинов, но про отношения внутри человеческого стада лучше лишний раз не заикаться. Тем более сейчас, когда Запад усиленным темпом форсирует создание у себя внерангового внерасового коммунистического общества.


И здесь книга Сергея Морозова «Секс и Ранг» может стать неплохой основой для тех, кто никогда не занимался изучением подобных вопросов. По форме это скорее даже не книга, а учебное пособие, учебник. Она несомненно лучше нежели совершенно пустое сочинение Протопопова «Трактат о Любви». Пересказывать его содержание я не буду, отмечу лишь по ходу вопросы которые я не адресую автору, но которые я как обычно после прочтения каждой серьезной книги ставлю сам себе.Совершенно очевидно (и книга это подтверждает каждой своей страницей), что мы очень недалеко ушли от животных. Грубо говоря, наша голова проектирует микропроцессоры и генно-модифицированные клетки, но ноги еще не вылезли из обезьяньей стаи. Вся «цивилизация» и «культура» – это так, пенка от молока, которую можно сдуть очень легко. И мы опять скатимся в стадо бабуинов. Это видно по тусовкам уровень экстрима которых чуть выше того, в котором мы существуем – например, зона или армия. Мне вообще непонятно: почему «человеческие науки» выделяют в некую отдельную область, людей нужно изучать в курсе обычной зоологии и ее подразделах. И терминология должна быть «животная»: «ареал», «стая», «самка», «самец», «ранг», «особь», «спаривание», «порядок клевания», «альфасамец». Уверяю вас, если вы начнете оперировать зоотерминами в отношении людей – всё тут же станет на свои места, у вас исчезнет «диссонанс». Ведь сейчас законченный полноценный человек – это зверь наделенный позитивным интеллектом. И ничего больше.
При этом, книга содержит один существенный недостаток на который я хочу указать. Она описывает модели, но не примеры. Точнее примеры тоже описывает, но в основном «обезьяньи». А ведь можно было бы каждую модель снабдить конкретным примером из личной жизни или личных наблюдений, я бы, например, именно так и сделал. Нет, «прошаренный» конечно все поймет и так, а остальные? Тем более что книга изобилует терминологией малопонятной большинству.

Я по ходу прочтения выписал несколько цитат по которым хотел бы дать свои комментарии:

Доказано существование программы определения симметрии лица и тела. Эта симметрия находит свое выражение в человеческом восприятии – чем симметричнее – тем кажется красивее.

Это так, во всяком случае в моем представлении, я очень ценю строгую симметрию во всем. При этом мы должны понимать, что в живой природе, в общем, нет ничего симметричного. Так что «погоня за симметрией» может рассматриваться как бессознательное устремление к некому будущему идеалу.

В природе к размножению допускаются фактически все самки и далеко не все самцы. Это у обезьян; у мартышек несколько другая система. В результате эволюция самцов идет быстрее, у них жестче отбор. А поскольку интеллект является важнейшим условием отбора и успешности, именно этим объясняется среднее превосходство мужчин в интеллекте. Естественно, в мужском интеллекте, ориентированном на захват и удержание ресурсов.

Это называется «принцип незаменимости самки». Математически доказывается очень легко. Один мужчина может «наштамповать» в год сотни детей. А вот самка может выносить только одного. Ну если будет двойня — двух. Поэтому самка ценнее и будущее имеет только тот народ, который не допускает чтобы яйцеклетки уходили «налево».

Последователи Маркса-Энгельса будут огорчены, но человека создал не труд. Человека создала война.

Скорее не война, а коллективная охота. Ведь очевидно, что при минимальном населении и достатке ресурсов, если и воевали, то очень ограниченными силами и с минимальным числом потерь. Вообще, все мужские качества (лучшие и худшие), равно как и женские – как раз продукт «охотничьего периода».

За ранг альфа-самца идет периодическая борьба. Чтобы захватить этот ранг, претендент должен создать коалицию с другим самцом и заручиться поддержкой самок.

Эта модель хорошо просматривается в школьных драках при появлении нового альфы. Например, есть некий класс с устоявшейся системой рангов. Вдруг с нового учебного года в класс приходит «потенциальный альфа» — ну то есть явный крепыш, который со всеми разговаривает «через губу» и дает понять что будет «играть в отрицалово». Но на него смотрят девочки! Местный альфа, чтобы сохранить свой статус провоцирует его на драку, но всегда перестраховывается на случай проигрыша – за него должны вписаться «беты». Та же модель и в мелких группах: например если некая бета привет в свою компанию знакомого альфу, то он может иметь большие проблемы с альфой из компании, типа «ты, придурок, ты кого привел…». Если же бета приведет «омегу» — то бете ничего не будет. Мне один знакомый рассказывал как однажды в его городе две школы слили в одну. Классы, разумеется, перемешали. Что там началось! Драки шли чуть ли не каждый день пока всё не устоялось по новой.

У самцов нет никаких гамм, дельт и т.д., есть только альфа, бета и омеги; а у самок вообще нет ни альф, ни бет, ни омег.

Не совсем так. Ранг женщины – это ранг её мужчины, причем мужчиной может быть не только муж, но и, скажем, отец. Галина Брежнева выглядела супервысокоранговой потому что ее папа был Брежнев. На всех остальных женщин она смотрела как на дерьмо и это совершенно нормально. Как только папа умер она заняла свое естественное (нулевое) место и сгнила в больнице для алкашей. Раиса Горбачева – потому что ее муж был Горбачев. И так далее. Женщина может занимать высокий пост, быть директором, получать много денег, но если у нее нет мужчины – ее авторитет у других женщин всегда будет нулевой. Для женщин она будет никем, она будет «вне бытия». А мужчины сами по себе никогда не будут воспринимать женщину-начальника серьезно, не будут воспринимать ее как равный себе объект. То есть у нее будет нулевой ранг как в глазах мужчин (что естественно), так и в глазах женщин (потому что нет мужчины). Мне могут привести примеры женщин руливших мужчинами, но «руление» всегда строилось исключительно на сталкивании мужчин между собой. Екатерина «рулила» с помощью фаворитов. Жанна д`Арк или комиссарша из «Оптимистической трагедии» хотели рулить сами и их убили. То же самое и Мурка (Маруся Климова) из знаменитой песни.

Можно предположить, что культ груди возник по аналогии с культом волос – если женщина может позволить себе большую грудь, значит, у нее со здоровьем все хорошо. На самом деле это не так, хотя такое мнение могло возникнуть. Культ груди можно назвать псевдорелигиозным, связанным именно с запретом. Возник он с того, что при переходе к земледелию размер груди стал расти.

Меня по этой причине всегда интересовало – почему художники эпохи Ренессанса рисовали женщин скорее напоминающих огромных жирных свиней. Эти свиньи держали в руках таких же жирных детей-поросят. Но однажды мне попалась работа какого-то искусствоведа, он уверял что представители высшего общества именно так и выглядели. То есть художники рисовали вполне реалистично. Сейчас это может показаться странным, но мы должны понимать, что 98% населения жило в полуголодном и голодном состоянии. Жирность была показателем статуса: если вы жирный, значит вы хорошо едите, значит у вас всё хорошо. Во многих арийских языках слова «есть»(«быть») и «есть» (поглощать еду) звучат фактически одинаково (в русском – вообще одинаково, в немецком – почти одинаково – ist и isst). Эта догадка хорошо пересекается с образом деревенской красавицы популярным на Украине – такой невысокой широкобедрой сисястой машинки для секса и воспроизводства потомства. Когда еды стало хватать, жирность перестала быть «знаком качества», избыточный вес накапливать не надо и вот уже все поголовно занялись «фигурой» и «липосакцией». При этом зверье всегда в качестве жен выбирает таких славянских «дородных» деревенских баб, с большими сиськами. Конечно это программа. Городские анорексичные воблы, пусть даже ездящие на «Лексусах» и имеющие папу-депутата, их мало интересуют.

Биологическое качество, а именно интеллект и сила наследуются по линиям альфа-самцов.

Я бы не назвал это интеллектом. Альфа вытягивает совсем не за счет интеллекта, который у него может быть самым заурядным. Альфе как правило прёт. Альфе все помогают. Альфа – это везунчик. Там где с омегой и разговаривать не будут, альфе все сделают «за так». До определенных пределов конечно, но всё же.

А точнее – на внешние атрибуты интеллекта. Как именно самки это определяют, точно неизвестно, но точно известно, что как-то определяют. Люди тоже видят степень интеллекта других людей, причем женщины определяют лучше мужчин. Сам механизм еще не выяснен, но это многократно доказанный факт.

Это так, но всё же женщина заточена на «биологическое качество».

Одинокие женщины ищут претендента на альфа-самца, а потом начинают его поддерживать.

Именно поэтому вполне обеспеченные одинокие разведенки очень часто ведут переписку с зеками что находятся в тюрьмах и зонах или просто путаются с теми, кто недавно снялся. Я наблюдал целый ряд примеров, когда одинокая женщина лет 35-40, иногда с вполне взрослым ребенком, не просто приводила в дом зека (не вора и не авторитета, конечно, хотя и с 2-3 ходками), но содержала его за свой счет, так как работать ему было «в западло» (притом, что на зоне они все были «мужиками», то есть работали). Все без исключения подобные зеки-альфонсы избивали своих «жен», часто дело доходило до милиции, но в итоге все подобные альянсы заканчивались или расставанием или очередным заездом в лагерь. Примерно такой же сюжет показан в фильме «Калина красная». Я малый никогда не понимал: ну вот зачем приличной деревенской бабе понадобился прирожденный преступник, перемежающий разговоры об убийствах с сентиментальными зарисовками про «берёзоньки»? Прирожденный преступник, пусть даже самый средненький в зоновской иерархии, почти всегда имитирует ранг находясь вне зоны. Добавим сюда его примативность и получим на выходе результат: баба видит в нем «сильного мужика», а то что он ее зверски избивает только подтверждает это «видение». Это кстати в книге тоже как-то обойдено, я говорю про имитацию ранга. А сейчас, в информационном обществе рулит не столько ранг, сколько его имитация.

Грубо говоря, мужчины склонны к капитализму и войне, а женщины – к социализму и миру. Война и капитализм уничтожают мужчин, но мир и социализм уничтожают мужчину как тип.

Это не совсем верно. Скорее к социализму склонны мужчины, женщины склонны к коммунизму. Примеры социалистического III Рейха и коммунистического СССР это отлично подтверждают. В Рейхе все крутилось вокруг образа идеального с эстетическо-биологической точки зрения мужчины, который должен воевать и подчинять и оставлять здоровое потомство. Для женщины был оставлен «коммунизм» — киндер, кюхен, кирхен. В СССР наоборот, образа мужчины вообще не существовало (!), женщин, напротив, «засовывали» во все мужские профессии, а закончился коммунизм тем, что всем «рулили бабы» или женоподобные мужики, что можно четко понять посмотрев практически любой советский фильм 70-80-х годов.

В конце я бы хотел перечислить вопросы на которые уже давно пытаюсь дать ответ. А как же будущее? Ход эволюции как бы говорит нам, что мы уходим от животного мира, а человек – это некое «временное переходное звено». Будут ли ранги в сверхчеловеческом обществе? И если да, то какой тогда смысл во всём? Не подразумевает ли преодоление зверя – преодоление ранговых взаимоотношений? С другой стороны, если рангов не будет, то по каким критериям должны отличаться люди в биологическом смысле? Что будет «пружиной» толкающей вперед сверхчеловека?

Подробности по получению и прочтению смотрите у автора: http://ms1970.livejournal.com/

26.05.2012

Tags: , , , ,

Рецензии

Техника

Статьи

Оперы