Мои Телевизоры

Поговорим о школе

Шумер против Египта

Бороды, наколки, качки

Обратно в мавзолей

Про фильм «Генералы песчаных карьеров»

15798Есть группа фильмов которые можно объединить общей характеристикой: «популярные среди быдла». Например, российский сериал «Бригада» или брежневский фильм «Пацаны». А из иностранных, ставших культовыми в позднем СССР, можно назвать вот этих самых «генералов». Я вообще всегда думал что фильм бразильский, так как снят по книге бразильского писателя, а действие происходит в Рио. Каково же было мое удивление, когда уже в 90-е годы я узнал что фильм – чисто американский, но в самой Америке нигде и никогда не показывался.

Почему – не знаю. Однако в СССР любили толкать такие «типа социальные фильмы» о «тяжелой жизни при капитализме», но как и всё остальное делали это крайне неумело, отчего эффект часто был прямо противоположный. Вот и с этим фильмом вышел облом. Никто из моего поколения «социальную сторону» не запомнил вообще, запомнили только сторону романтическую: упитанные тинейджеры не ходят в школу, делают что хотят, живут среди песчаных дюн у океана, крутят любовь прямо у тропического берега и иногда совершают вылазки в богатые районы с целью немного подворовать. Зритель, по мнению, тех кто выпускал кино в массовый прокат, должен был, наверное, проникнуться глубоким состраданием к этим несчастным детям, но вот у меня лично «страдать» никак не получалось. Даже когда я был малым. А когда стал взрослее, то подумал: а как было бы хорошо разбавить это тропическое муви врезками из параллельной реальности которая в эти же годы творилась в Европе и в СССР. В черно-белом формате. Фильм-то рисует жизнь бездомных конца 30-х начала 40-х годов. И пока бразильские детки (пусть даже и самые нищие) целовались и трахались среди пальм на берегу океана, в Петербурге миллионы умирали в блокаде, другие миллионы погибали от пуль, ран или замерзая на территории от Волги до Одера; авиация ровняла с землей города, ровесники любвеобильной бразильской молодежи полуголодные стояли по 10-12 часов у станков без выходных и ни о каком пляжном отдыхе поди и не мечтали. Мечтали разве что перевыполнить план, чтобы получить добавочную порцию хлеба. Предложили бы Педро или Аугусто из этого фильма пахать на морозе от зари до зари за кусок хлеба, согласились бы они? У меня на этот счет имеются некоторые сомнения. Ну и про голодуху 1946-47 тоже бы присовокупил. Как вам такая врезка-нарезка? Коллаж.

Будем помнить одну вещь: быдло, с одной стороны очень жестоко, с другой – может быть и весьма сентиментальным. Помните самую сладкую группу СССР – «Ласковый май»? Из самцовой выборки ее обожало только первостатейное быдло. Из тех кого знал лично, многие потом пошли по зонам, а один, что заслушивал кассеты до дырок – сел за жестокое убийство. А ведь там тоже типа «беспризорные детки» (ага-ага!) жалобно-пискляво поют про свои страдания. У нормальных людей всё это вызывало только смех и отвращение, но на быдло (а там –водопроводные трубы вместо нервов) песенки явно действовали как-то по-другому (и трубы начинали течь!). Не случайно, кстати, заглавная песня фильма была любимой песней банды из фильма «Бригада», таким себе «неофициальным гимном». И тут нет ничего удивительного, режиссер всё понимал. Уже в наши дни был снят похожий по смыслу фильм «Город Бога», но там действие разворачивается в наше время, в 60-70-е годы и опять-таки «острые социальные углы» совсем не выглядят острыми «в сравнении с». Показанные молодежные банды и криминальные районы – жалкая тень и убогая пародия на то, что существовало в холодных и мрачных проловских городах СССР. Где не было ни пальм, ни тепла, ни океана, ни загорелых сисястых мулаток, но только трубы заводов выбрасывавших миллионы тонн яда. Единственный минус которая имела бразильская молодежь из обоих фильмов: для нее намертво были закрыты все лифты наверх. Ну, разве что если ты очень хорошо гонял в футбол. Вот через футбол и выбирались. Такие как Пеле. Сейчас Бразилия совершила левел-ап, бедным ребятам стало возможно пробиться другими способами и Бразилия тут же перестала быть великой футбольной командой и моментально прекратила генерировать великих игроков пачками. Закончились не только генералы песчаных, но и футбольных карьеров.

10.06.2017

Про «хрущевки» и группу «Мумий Тролль»

Все-таки знаковая фамилия – «Лагутенко»!  Притом что редкая. Архитектор Виталий Лагутенко разработал в 1956 году проект дешевого массового дома, той самой знаменитой первой «хрущевки» К-7 и навсегда изменил облик почти всех наших городов. А через сорок лет, в 1996 году, его внук Илья записал в Лондоне альбом «Морская» который навсегда изменил облик русской поп-музыки. И его влияние трудно, фактически невозможно переоценить. Релиз альбома состоялся 23 апреля 1997 года. Помню свои ощущения от услышанного, я даже не мог поверить что это поет наш человек, я ничего подобного по-русски никогда не слышал. На следующий день пошел за кассетой к знакомому продавцу, ну вы помните, такие стенды стояли в подземных переходах, на них размещали видео и аудиокассеты. Так этот парень сказал что «Морской» нет, так как вчера последние расхватали и вообще за неделю улетело под двести кассет. И это только с одной точки. Походил еще где знаю, тоже голяк,  на двадцатой или тридцатой точке нашел таки. Была заслушана до дыр на моем верном плеере «Панасоник» (есть до сих пор!). Сегодня мы отмечаем двадцатилетний юбилей того поистине эпохального события.

Сейчас хрущевки воспринимаются как унылая архитектурка чуть ли не барачного типа, но давайте вспомним, что 20 миллионов семей получили в них отдельные квартиры. Со своим личным балконом, ванной, унитазом и горячей водой. Для страны жившей в землянках и халупах, в лучшем случае – в коммуналках на 15-20 семей это было кое-что. И хрущевки – это часть «золотого десятилетия», позитивных шестидесятых. Девяностые были совсем даже не позитивны, но Илья Лагутенко по сути зажег первый луч света и предвосхитил своей музыкой позитивные нулевые.

22.04.2017

Про якобы тотальный атеизм в СССР

190207.pСчитается, что поздний СССР был обществом тотального атеизма, но это именно что «считается». Реальность, как обычно, была совершенно противоположной. Я не буду говорить про мусульманские республики, где по большому счету, на статус ислама никто особенно не покушался, где даже члены ЦК и первые секретари вполне себе посещали мечети и читали Коран, а после отставки так вообще могли «внезапно» стать «ортодоксальными» последователями пророка Мухаммеда. Где за жен платили калым и жили по законам Шариата настолько, насколько это уж слишком явно не противоречило официальному советскому законодательству. Я скажу про местные расклады, про т.н. «славянские народы». Этот термин после открытия гаплогрупп может считаться антинаучным, но поскольку он в ходу и под ним все понимают примерно одно и то же будем его использовать. Так вот, считается что довоенная антирелигиозная политика, а так же всплеск антицерковной истерии во времена Хруща, особенно жестко прошла именно по ареалу расселения славян. Взрывы и закрытие церквей тысячами. Уничтожение монастырей. Уничтожение священников. Изъятие религиозной литературы. Всё это как бы должно было за десятки лет снизить интерес к религии если и не до нуля, то во всяком случае до каких-то совсем незначительных цифр. С одной стороны вроде так и было. Народ в подавляющем большинстве не имел никакого представления о сущности Православия, об Учении Христа, о содержании Библии. Но тут можно задать и встречный вопрос, а что, какие-нибудь крестьяне из деревни Семижоповка в XVIII веке имели об этом представление? Вон, Мартин Лютер, ученый монах не знал что Библия это что-то еще кроме Нового Завета. Потом конечно узнал. Случайно. А что взять с обычных людей, если русский перевод Библии появился только при Александре III? Народ знал ровно то, что им расскажет священник, плюс соблюдал традиции. Вот эти самые традиции и сохранились, даже после резкого нивелирования роли церкви. Например, все дети что меня окружали меня в 70-е годы были поголовно крещенные, причем в раннем возрасте. Как правило, до года. Из чего я заключаю, что были крещены их родители, причем их социальный статус не имел никакого значения: они могли быть начальниками, ответственными работниками, членами партии и пр. Меня, кстати, крестили два члена КПСС. От вполне знающих вопрос людей в Москве, я слышал что детей-внуков ЦК-овской номеклатуры тоже повально крестили, причем для этих целей привлекались высшие иерархи РПЦ МП.

У католиков главный праздник – Рождество. У православных – Пасха. Но у нас праздновали и то, и другое, хотя да, Пасху круче. Где-то примерно за месяц начинали доставать краску. Удивительное дело, до сих пор не могу понять – что это была за краска, где ее брали, из чего делали? Как вы понимаете, советская промышленность таковой не выпускала. Но доставали. В пакетиках. Отличная цветовая гамма. Скорее всего, делали подпольные цеховики и, как мне представляется, поднимали на этом миллионы. А почему бы и нет? Набор пакетиков – 3 рубля. Спрос – миллионы! Вот и считайте. Дальше. На Пасху пекли куличи, которые потом обливали взбитой смесью яичного белка и сахарной пудры. Смесь застывала и образовывала очень вкусное сладкое покрытие. Пока покрытие не застывало, его посыпали сахарными микрошариками, тоже цветными. Где их брали? Ну не знаю кто где брал, но например на одной кондитерской фабрике, к которой я имел некоторое отношение, было налажено подпольное производство на базе дражейного цеха. То есть по сути это и есть драже, только очень мелкое. Так что технологический цикл даже перестраивать не пришлось. Тоже наверное какие-то деньги на этом поднимались. Я, кстати, малый несколько раз не мог удержаться и сжирал с какой-нибудь паски (кулича) всё это покрытие вместе с драже предварительно выковыряв изюм, что потом имело умеренно неприятные последствия. Дело в том, что тогда разного рода вкусняшки были в основном летом-осенью, а не круглый год как сейчас. Брежневское детство не было голодным, но пищевым разнообразием никак не отличалось. Кроме Пасхи праздновали и Рождество, и все три Спаса (Маковей, Яблочный), Ивана Купалу. Тоже массово. Такой вот он был, советский православный атеизм. И еще к слову, можно напомнить что девять и сорок дней по умершему праздновали вообще все, вне даже те кто никогда не ходил в церковь, не был крещен и вообще находился вне религии. А ведь это дни – чисто церковная «фишка».

Однако всё вышесказанное относилось к т.н. «славянам», то есть людям говорящим на русском языке и специально не позиционирующих себя как представителей других народов. В то же время, у нас в городе к концу 70-х годов проживало почти 200 тысяч представителей древнего народа йегудим, или, как стыдливо именовали его в СССР «лица еврейской национальности». Прямо какая-то антропология перемешанная с расологией. Йегудим всячески ущемляли, не брали на престижные факультеты МГУ, не пускали на телевидение, вынуждали менять запись в т.н. «пятой графе» (национальность). И даже фамилии. Был Зильбертруд – стал «Быков». Был Фридман – стал «Бакланов». Был Гинзбург – стал «Галич». Был Вайнштейн — стал «Гарик Каспаров». Схема понятна. Еще ограничивали право возвращения на доисторическую родину в Эрец-Исроэл, те кому за сорок — вы сами всё помните. При этом, все йегудим которых я знал, поголовно праздновали Пейсах и употребляли мацу которую пекли на подпольных пекарнях. Причем статус конкретного йегудим не имел никакого значения – например, я получал мацу от йегудим который занимал пост парторга! Зачем получал? Люблю ее употреблять с куриным бульончиком! Такая нямка, уууу! Знавал кучу историй как йегудим хрустели мацой прямо в советских школах, видимо брали ее из дома как завтрак. Помимо Пейсха мальчикам устраивали праздник Бар-Мицва – то есть достижения совершеннолетия (в 13 лет). Лично при таком не присутствовал, но историй знаю много. Думаю праздновали еще много чего, просто как-то уже совсем скрытно. И кстати гоим-славяним тоже «демонстрировали», например «чокались» крашенными яйцами – кто кого разобьет. Учителя, разумеется, делали вид что «ничего не происходит» и это правильно. Какой смысл в раздувании? Устроить скандал чтобы потом в районо говорили что в школе №666 дети праздную Пасху? Что тогда сделают с директором, завучем и парторгом? Могут и партбилеты отнять, а это в СССР было чем-то вроде опускания на зоне. Даже хуже.

Пыталось ли государство как-то противостоять этому повальному явлению? Пыталось. Правда, как и всё в позднем СССР, делалось это очень смешно и трусливо. Разумеется, ни в газетах, ни по радио, ни по ТВ, никаких даже отдаленных намеков что вот сегодня празднуется тот или иной церковный праздник не было. Это, кстати, главный советский способ борьбы с «нежелательными явлениями» — делать вид что их вообще нет. Вот просто нет и всё. Религиозных праздников нет. Проституции нет. Дедовщины в армии нет. Межнациональной ненависти нет. Авиакатастроф нет. Маньяков нет. Террористов нет. Это сродни психологии примитивных народов которые не упоминают имена злых богов, болезней, природных стихий, а если нужно упомянуть, то говорят о них иносказательно. Чем это всё закончилось вы и сами знаете. Однажды, советский человек «внезапно узнал всё», после чего ему сказали «Фас!». Да, так вот, что придумали злые коммунисты: поскольку народ на Рождество и особенно на Пасху ходит по ночам в церковь, то в эти дни запускали «ночное телевидение». Обычно в СССР программы заканчивались в 23 часа, ну может иногда в 23-30. Я про брежневские времена. А тут внезапно – оппана! – программа до трех часов ночи! Типа «просто так». Случайно. И не просто программа, а что-то по советским меркам невероятно крутое. Например, концерт с участием (о боже!) артистов зарубежной эстрады! Польских, болгарских, балета ГДР – с сисястыми девицами задирающими ноги, чешского соловья Карела Готта могли показать. И как вишенка на торте – какие-нибудь Аль Бано и Ромина Пауэр или даже «Абба». Но это где-то в часа два ночи. Для самых стойких. А до концерта – популярный фильмец, ну, скажем, «Джентльмены удачи». А еще у нас в школе учителя, явно по распоряжению сверху (они ведь сами всё праздновали!) проводили такую осторожную беседу. Типа «Детки, мы знаем что скоро некоторые люди будут праздновать праздник Пасхи. Красить яйца, печь куличи и даже ходить в церковь. Но вы же не просто дети, вы – пионеры! И в подобных празднованиях не должны участвовать. Вот я, тоже была пионеркой и моя бабушка пекла паски, но я ей открыто говорила что пионер не имеет морального права это есть. И вы должны поступать точно так же». Это с одной стороны выглядит смешно, но с другой, нас, по крайней мере не заставляли доносить на своих родителей и прочих родственников которые «красят яйца» и хрумкают мацой. В современных демократических странах дети просто обязаны рассказывать в школе обо всех антисистемных действиях, разговорах и мыслях своих родителей. В общем, как мы видим, рулит даже не некая специфическая вера или конкретное учение, но обычные традиции. И они, оказались живучее всего. Они пережили советскую власть и возможно сохранятся по крайней мере пока будут сохранятся остатки белой расы.

P.S. А заканчивался советский атеизм «самой читающей и образованной страны мира» вполне предсказуемо, во всяком случае из всего вышесказанного: народ начал массово заряжать зубную пасту и прикладывать больные места к телеэкранам, откуда на них смотрели шаманы – Кашпировский и Чумак.  А в 90-е годы сюда ломанулись американские сектанты и оттяпали определенный кусок верующих.

08.04.2017

 

Про тотальное обсуждение прошлого

futureВ последние года два заметил вот какое показательное и очень важное явление. Огромное множество народа в сети вдруг начало как в единичных, так и в серийных количествах выдавать заметки, а то и большие рассказы, о своем прошлом, главным образом о детских и школьных годах и о «жизни тогда». Причем если бы подобными развлечениями страдали те, кому за 40-50 на это можно было бы не обращать внимания, но сейчас в анализ своего славного исторического прошлого ударились  те, кому 30-35. Раньше, в 90-е-00-е, я таких вещей не замечал, теперь не проходит и дня чтобы мне не попался очередная ретроспектива про «пионерлагерь», конфликты с гопниками, школьные драки и первый секс на заднем ряду летнего кинотеатра. Отдельной строкой смакование в мельчайших подробностях того что ели, что пили, во что играли, как и что выглядело, в общем вы поняли. Массовое явление. Но это на личном уровне. А на коллективном? Вот уже 25 лет нет Советского Союза. Его мусолят каждый день гигабайтами. Прибавим 1917 + 25. Будет 1942. Ну неужели в 1942 году народ миллионами (пусть даже на кухнях или шепотом под одеялом) ежедневно перетирал достоинства и недостатки Российской Империи? Сильно сомневаюсь. И совершенно не помню чтобы в конце 80-х как-то массово обсуждали бы правление Микитки Хруща например. Да что Хруща! Империи нет уже сто лет, но она тоже упорно «не сходит с полос». То есть пишут о прошлом и о далеком прошлом.

О будущем не пишет вообще никто. Просто никто. Хотя не совсем так. Никто не пишет о «светлом будущем». Пишут о грядущем конце Европы под натиском цветных, о гибели Америки, так и неуспевшей войти в стадию «зрелости», о том, что эра социализма закончилась и скоро все вернется к старым неофеодальным порядкам, что массовое внедрение роботов сделает не нужным подавляющее число людей, в общем, не будет ничего хорошего. Дальше будет только хуже и хуже. Одним словом футуристический дискурс исчез как таковой, а позитивный футуристический – полностью.

А ведь не так давно о прошлом вообще говорить было не принято. О прошлом вспоминали по праздникам. На 9 мая, например. Или на 7 ноября. Или в связи с каким-то юбилеем: пятидесятилетием запуска Магнитки или двадцатилетием первого полета в космос. То есть вспоминали о героическом или условно-героическом прошлом. И то, совсем чуть-чуть. Всё остальное – про будущее. Как будет всё и у всех. Как почти не будем работать. Как будем жить вечно и приобретать необычные способности. Само собой всё это сопровождалось расцветом позитивной фантастики. И я не имею в виду конкретно СССР, на западе куча направлений было. А потом – бац! – как отрезало! И отрезало как бы в эпоху интернета, мобильной связи и наличия у каждого таких штуковин которые еще лет 20 назад казались полной фантастикой.

Разгадка этого якобы феномена – проста, хотя еще лет десять назад точный ответ было бы дать крайне затруднительно если вообще возможно. Сейчас идет резкое усиление влияния реликтов, то есть людей с палеоевропейской психологией, в основном по причине ослабления арийской расы. А фундаментальное отличие реликта от арийца: ариец устремлен в будущее, реликт – в прошлое. Для реликта будущее – это доарийское прошлое. Поэтому прекращение «футуризма» по-своему исторически обусловлено. Нет, я не говорю что о прошлом говорят реликты, им это просто не надо. Говорят в основном именно арийцы и именно потому что будущее совершенно утратило ореол привлекательности и ничего хорошего от него не ждут. Переход от язычества к христианству был знаменателен тем, что в глобальном смысле изменил вектор позитива – Золотой Век был перенесен из далекого прошлого в будущее. Это была колоссальная ментальная победа арийца над реликтом. Сейчас мы наблюдаем обратный процесс – лучшие времена опять начали соотносить с прошлым. Как на личном уровне, так и на коллективном. И здесь нет ничего хорошего, это тревожный если не фатальный симптом.

28.03.2017

Про сериал «Спрут» («La Piovra»)

piovraВпервые с 1986 года решил пересмотреть этот сериал, точнее – первую его часть, остальные мне малоинтересны. Внезапно поймал себя на мысли что сейчас он мне понравился даже больше чем тогда, что крайне редко случается с фильмами которые пересматриваешь через много лет. Тогда он казался просто несоветским фильмом про ментов, сейчас же я просто не мог оторваться, смотрел взахлеб.

Да, можно сказать что это всего лишь кино, что это не менты и мафия, а профессиональные артисты и что фильм вообще имеет мало отношения к реальности. Возможно и так. Но вот давайте посмотрим на любой советский фильм (сталинские не в счет) где показана ментовская элита. На «Петровку-38», например. С двумя вполне «несовково» выглядящими актерами – Юматовым и Лановым. Работают в Москве, в МУРе, жрут за одним столом с генералами, «честные менты-законники» и все такое. Но даже в таком кино из всех дыр просто прет что-то мужицкое, деревенское. Какая-то пьянь, ментовские провокаторы открывающие бутылки ударом кулака, кавказские альфонсы, старые пердуны из бывших полицаев, морфинисты, лохматые ломброзианские дегенераты, проблемные подростки у старых родителей. В общем, это трудно вербализировать, но это так. В «Спруте» же, притом что действие происходит в совершенно заштатном сицилийском городке, всё выглядит совершенно аристократически, в традиционном понимании этого термина. Главный герой — совсем даже не герой. Он часто оказывается слабаком, он имеет порочащие связи с наркоманшей, он бросает талантливую жену-красавицу, но все это не вызывает никакого отторжения. Даже наоборот. А разговоры, разговоры какие! Впечатление что говорят Императоры! И обращаются к друг другу «доктор», «графиня», «адвокат», «комиссар». В фильме интересно показано сословно-расовое противостояние и его финал: самая элитная семья графья Печчи-Шалое, когда-то реальные хозяева этого городка и окрестностей, уничтожается обезьяноподобным маффиози Чиринной, которого как бы боятся все. Против которого якобы бессильно целое государство. Причем просто так, между делом. Отца семейства он просто убивает из пистолета, а его белобрысую дочку делает наркоманшей доводя до самоубийства. Само собой никакую «мафию» комиссар Каттани победить не может, думаю, что фильм как раз и был снят с целью демонстрации подобной невозможности. Как писал иезуит Дени де Ружмон «Когда вам кажется что вы победили дьявола, вы вдруг начинаете понимаете что он сидит в вашем кресле». За одним мафиозным эшелоном тут же вырисовывается другой, потом – третий и так далее. Концов – не видно.

Однако будем помнить: даже притом что в 60-70-е годы Италию сотрясала дикая коррупция, а правительства менялись фактически непрерывно, страна перла вперед с завидной скоростью по всем пунктам. Это там называется «Ринашиста», то есть «Возрождение». Я поэтому вообще никогда не понимал всех этих «возмущений» коррупцией, объясняя (умным) что дело не в коррупции как таковой, а в том, какая это коррупция. На волне успеха первой части, начали штамповать продолжения, но я смотрел только вторую часть (более-менее, но не то) и третью (унылая халтура). Комиссар, кстати, тут же стал в СССР одним из главных секс символов. Ну а после показа, вдруг пошли разоблачительные статьи рассказывающие советскому плебсу что у нас тоже «везде мафия». От торговцев семечками и нищих в переходах, до (страшно сказать!) самих кремлевских коридоров!

20.03.2017

Кинозал

Рецензии

Техника

Статьи

Оперы